Шизофрения и я


Истории и фотографии людей, которые живут с шизофренией

Шизофрения возникает у 0,3–0,7% населения. Согласно опросу ВЦИОМ, 38% россиян считают: людям с шизофренией следует «находиться подальше от других». Журналист, фотограф и автор паблика «Ты здесь не чужой» Арден Аркман сделал проект о тех, кто живет с шизофренией: он снимал героев в важных для них местах и узнавал, каково иметь шизофрению в России.

«Здравствуйте, я Саша, очень опасный зверь»

Саша, 20 лет

Минск — Санкт-Петербург. Блогер. Фотография сделана у Саши дома

В детстве у меня была склонность к патологическому фантазированию, но это особо не мешало жить и не отличало [меня] от других детей. В 11 лет были легкие слуховые галлюцинации — казалось, что меня зовет мама. Самые яркие проявления пошли лет в 15, после возвращения вытесненных воспоминаний о насилии. 

В [минской] больнице санитарки били пациентов, особенно совсем маленьких детей из детдома. В отделении вообще было очень много насилия — психологического, физического и сексуального. Сейчас идет расследование по этому поводу, но полиция не совсем на моей стороне. Из‑за диагноза вместо жертв верят насильникам (насильники — врачи), фальсифицируют данные в медицинских карточках и говорят, что это просто «видения».

На словах мне ставили диссоциативное расстройство идентичности, но официально его никуда не занесли, сославшись на то, что в СНГ к этому диагнозу относятся c сомнением. Потом поставили шизофрению. Про диагноз знают все, я веду блог на эту тему и никогда не скрывала его. Зачем? Со стигматизацией психически больных нужно бороться, замалчивание только усугубляет проблему.

Я не принимаю таблетки: мне много раз меняли препараты, ничего не подходит, они делают только хуже и дают сильные побочные эффекты. В России я еще не обращалась за психиатрической помощью, но в Беларуси с этим все очень плохо.

Самое тяжелое — отношение общества и потребность постоянно доказывать, что я не опасный неадекватный маньяк. Из‑за диагноза мое слово стоит ниже слова человека, который совершил надо мной противоправное действие, ведь «ей могло показаться».

В соцсетях  меня то и дело сравнивают с опасным, бешеным зверем, которого надо изолировать, в ПНД врачи видят во мне не личность, а бомбу замедленного действия, и это угнетает. Здравствуйте, я Саша, очень опасный зверь ростом в 157 сантиметров и весом в 43 килограмма, который обожает мопсиков, не может без чужой помощи открыть банку и частенько помогает людям. Приятно познакомиться, я опаснее медведя, потому что у меня шизофрения.

«Тебя не пора вязать?»

Екатерина, 19 лет

Санкт-Петербург. Фотограф. Снимок сделан во дворе психиатрической больницы

С четырех лет у меня были мысли о суициде. Каждое пробуждение, если рядом не было взрослого, вызывало дикий страх и панику, будто меня оставили навсегда. Отец умер, когда мне было три года. С четырех до 14 лет я не верила в это и периодически видела его в толпе. Втихую повреждала себя: отрывала кожу, не давала заживать ранкам, выдирала пряди волос.

В больницу попала в 18 лет из‑за голосов, беспричинных психозов и навязчивых мыслей. Там смех или слезы были чреваты капельницами и повышенными дозировками. Привязать [к кровати] могли на сутки или неделю — все зависело от настроения медсестер. Бабушку в деменции привязали к стулу в коридоре, чтобы она всегда была в поле зрения, даже кормили привязанной. Туалетный вопрос решался утками и памперсами. Одна женщина поступила беременной, ее на скорой увезли рожать, а через несколько дней вернули в закрытое отделение. Вынудили отказаться от ребенка. Никто из персонала ее не поддерживал, хотя из‑за самих родов и отказа она очень страдала физически и морально.

Вообще, если больничное лечение подошло — это везение, если нет — вы можете думать, что так и должно быть. Иногда врачи лишь заглушают острые симптомы, не разбираются в корне проблемы и не говорят, как с этим всем дальше жить. Отчасти ситуация такова из‑за сложности психиатрии как науки, отчасти — из‑за моральных устоев в нашей стране.

Близкие приняли диагноз спокойно, хотя одна из родственниц теперь меня боится. Некоторые приятели начали относиться слегка настороженно, обычное проявление эмоций становилось [для них] тревожным звонком: «Тебя не пора вязать?»

У меня бывает ощущение, что я не имею права на существование, отчего иногда [могу] не обратиться за помощью, не совершить что‑то по своей инициативе, порой не взять положенное.

Люди думают, что «психи» непременно опасны для общества, что лучше их вообще избегать и не допускать до каких‑либо должностей. На время лечения пришлось брать по учебе академический отпуск, а когда решила вернуться, мне понадобились справки о том, что могу продолжать обучение. В них не было ни слова о том, что я лечилась в психиатрической больнице, — видимо, чтобы это не доставило проблем. 

Болезнь точно сильно навредила мне, затормозила прогресс, много раз чуть не убила, навсегда сказалась на образе мышления, усложнила жизнь. С другой стороны, после стольких лет слепой войны я оказалась в лучших условиях и теперь сильнее многих. Шизофрения все еще со мной и всегда будет, иногда она напоминает о себе, но это дает контраст, чтобы ценить жизнь.

Подробности по теме

Психоактивистка Саша Старость — о публичном самобичевании, перформансах и шизофрении

Психоактивистка Саша Старость — о публичном самобичевании, перформансах и шизофрении

«Меня дискриминировали только работники государственной психиатрии»

Андрей, 26 лет

Санкт-Петербург. Учится на ландшафтного архитектора. Фотография сделана у Андрея дома

С детства были истерики и плаксивость, но настоящие проблемы появились в 15–16 лет. Сильные чувства возникали без причины, а картина мира усложнялась — знаки, символы, в центре [которых] был я, борец с космическими силами. Думал, что мне нужно совершить самосожжение, чтобы уподобиться Солнцу. Качество жизни ухудшилось, испортились отношения с матерью, нарастала социофобия.

Однажды мама вызвала психиатра, которая пришла ко мне домой, обсудила проблемы и предложила госпитализацию. Я согласился, но ожидания с реальностью не совпали. Санитары, приехавшие ко мне, грубили, напялили тяжелую смирительную рубашку: «Ты псих, это чтобы ты из окна не выпрыгнул». И увезли прямо из дома.

В больнице имени И.И.Скворцова-Степанова выдали дырявые штаны и рубашку, забрав мою одежду. Было ощущение тюрьмы: запрещено почти все, кроме предметов личной гигиены и книг. Персонал тоже был похож на тюремщиков, называл хроников «мясом». Одна из санитарок взяла под «покровительство» мальчика и ежедневно вкалывала ему внеочередные уколы нейролептика за мелкие нарушения распорядка дня. Когда мальчик пожаловался заведующей, это прекратилось, но санитарку не уволили.

Диагноз мне раскрыли только спустя год после выписки под предлогом: «На многих пациентов оглашение диагноза действует шокирующе, некоторые кончают жизнь самоубийством». Из‑за приема таблеток моя личность сильно изменилась, ощущение потери и травмы остается до сих пор. Потом несколько лет спокойно жил без лекарств, пока не началась депрессия, и тогда я оформился в дневной стационар.

Бред дал мне понимание того, как зыбко может быть основание для уверенности в любой идее.

Я стал более осторожен и методичен из‑за понимания разрушительной силы иррациональности. Восприятие других изменилось — научился принимать гораздо большее число людей.

Сперва мама не принимала диагноз и верила, что со мной все нормально. Друзья же нашли в нем объяснение моих особенностей — изредка встречал сочувствие, однажды — романтизацию. Меня дискриминировали только работники государственной психиатрии. Психотерапевты проявляли вопиющий непрофессионализм, один из них заявил: «Гомосексуализм — это болезнь». Только один врач относился хорошо, помог в назначении подходящих лекарств и понимании психического статуса. В целом о комфорте, доверии и субъектном, то есть человеческом отношении в психиатрии говорить не приходится, там [к пациенту] относятся как к вещи. Я всегда ощущал себя в свободном плавании, изредка получая подачки таблетками.

«Если бы шизофрения исчезла, я бы не знала, что делать»

Надежда, 18 лет

Кострома. Учится в медколледже. Фотография сделана в комнате Надежды

Галлюцинации начались в 12 лет, одна из них есть и сейчас: это хор без слов, будто звучание флейты без перебирания нот. Затем появился звук льющейся воды по ночам, голоса и апатия. Родители не поверили, обозвали фантазеркой, употребляющей наркотики.

Обе госпитализации — самое тяжелое время в моей жизни из‑за невозможности убежать от себя. Первая врач обвиняла меня в симуляции симптомов, но лечение назначила. В детском отделении в палатах можно находиться только во время отбоя, обхода или тихого часа, [в остальное время] мы сидели на стульях у поста медсестры. За шум наказывали вязками (привязывали веревками к койке. — Прим. ред.) — они должны длиться не более полутора часов, но детей вязали на день или ночь.

Во взрослом отделении было два врача на 50 человек. У одной женщины от веревок были синяки и боли, но ее долго не отвязывали. Пожилую пациентку медсестра ударила по лицу за то, что та в коридоре звала маму. Самым грустным занятием была трудотерапия — мы вырезали и сшивали полоски ткани, делая ковер, потом его распускали и сшивали снова.

Отец считает диагноз фантазией и сейчас. Говорит, что я сломала себе всю жизнь: устроюсь уборщицей и умру от голода. Мать его поддерживает.

Мой девятилетний брат говорит, что шизофрении нет, потому что я не бегаю с топором за людьми. Ужасно, что мозг промыт и у детей.

В школе меня травили не только из‑за диагноза, но и из‑за сексуальной ориентации. А когда в 10-й класс пришли новые люди, отношение улучшилось, они читали мой дневник в соцсетях.

Бывшая девушка говорила, что у нее тоже галлюцинации, но потом призналась, что все придумала. Такие попытки подражать оскорбительны. Теперь мы общаемся лишь как знакомые. 

Болезнь сделала меня сильной и терпеливой. Если бы шизофрения исчезла, я бы не знала, что делать. Она дает синдром поиска глубинного смысла — то, что дико нравится, но и пугает. Это и знаки, и наплывы мыслей вроде «верит ли Бог в себя».

В нашей психиатрии сильно не хватает людей. Районный врач-психиатр — украшение кабинета. Маме он угрожал, что меня заберут с полицией прямо из школы. Жаловался, что сам больной из‑за паленой водки, но до галлюцинаций еще не допился. В больницах пациентов не информируют о том, что с ними происходит, в закрытых отделениях нет психотерапии. Лично мне больница не помогла, а ограничение свободы и общения только навредило.

Подробности по теме

«Скажу — сразу уволят»: каково это — скрывать психическое расстройство от коллег

«Скажу — сразу уволят»: каково это — скрывать психическое расстройство от коллег

«Я принимаю по 11 таблеток в сутки»

Александра, 20 лет

Жуковский. Работает в антикафе, будущий психолог. Фотография сделана во дворе дома Александры

Все началось в 15 лет с депрессии. Родители восприняли [ее] негативно, особенно папа со своим «ты все придумала». Вскоре начались голоса, мужские и женские, и галлюцинации в виде шифров, которые я записывала на бумаге. Голоса приказывали мне разносить эти шифры знакомым людям. Из галлюцинаций сейчас остались слои, которые движутся и пересекают все пространство. Раньше из‑за них было страшно выйти из дома: думала, что против меня заговор. Еще я вижу глаз — это некая сущность, которая появляется на разных поверхностях и общается со мной. Обычно все это происходит осенью и зимой, а весной и летом затихает. Когда глаз уходит, мне даже грустно без него, успела полюбить его как друга.

Главврач в ПНД [психоневрологический диспансер] уговаривала родителей отправить меня в больницу насильно — они не согласились, и она стала угрожать, что лишит их родительских прав. Я и сама сейчас негативно отношусь к недобровольной госпитализации.

Считаю, что помощь через насилие — это не помощь.

Я легла в Научный центр психического здоровья на полтора месяца — там хорошие условия и врачи, вот только они все время врали, что у меня депрессия, а выписали с диагнозом «шизофрения». Считаю, что пациент должен знать правду о своем состоянии. Мне повезло, что в больнице не практиковали наказания и давали только современные препараты — схему лечения меняли больше 10 раз, когда возникали побочки. Сейчас я пью три нейролептика, корректор и нормотимик — всего 11 таблеток в сутки. Это гораздо больше, чем обычно назначают при шизофрении, но я чувствую себя хорошо.

Мама относится к диагнозу спокойно, а папа до сих пор недоволен, считает, что он ошибочен и что нейролептики лучше не принимать. Из окружения отвернулась только бывшая лучшая подруга, остальные хорошо общаются, в том числе коллеги на работе и гости нашего кафе, которые тоже в курсе.

Благодаря болезни я стала лучше понимать людей, которые столкнулись с психическими проблемами. Раньше казалось, что со мной этого никогда не произойдет, но когда случилось, поняла, что никто от этой болезни не застрахован».

«Жил на улице полтора месяца как бездомный»

Денис, 40 лет

Зеленоград. Литератор и переводчик, член Союза писателей. Фотография сделана в районе, где находился Денис, когда жил на улице

Первый приступ случился в 23 года. Казалось, что прохожие подают мне знаки, а цвета машин связаны с приказанием, которое «высшее правительство» отдает мне. Позже начались все виды галлюцинаций, которые ощущались как результат внешнего воздействия. Знакомый физик сказал: «Ну, допустим, мозг можно использовать как приемник. Но в нем же нет передатчика!» И тогда я задумался о том, что, возможно, это действительно заболевание, потому что такое явление, как беседа с голосами в голове, ограничивается пределами нервной системы больного. Чисто теоретически даже если бы мозг мог принимать сигналы извне в виде голосов, то он бы не смог с ними общаться. Часто непонимание этого вводит больного в заблуждение, будто бы он с кем‑то общается, хотя это лишь сбой в работе мозга.

Однажды я жил на улице полтора месяца как бездомный: жена везла на госпитализацию, но я испугался и сбежал от нее. Пил воду из реки, питался тем, что найду.

Когда жители обратили [на меня] внимание, пришлось покинуть тот район — долго шел пешком и отыскал заброшенную дачу в районе аэропорта [Шереметьево], из которой через три дня забрали с милицией. О приступах и взаимоотношениях с близкими написал повесть «Сады, где текут реки», опубликованную в самиздате «Органон». За все время у меня было восемь госпитализаций. Все принудительные.

Друзья не отвернулись, но некоторые пренебрежительно высказывались — и я с ними расставался. Один друг приехал в гости во время моего приступа. После нашего разговора он сказал жене: «Это не Денис! Денис вообще вышел куда‑то покурить. Это другой человек, которого я не знаю». Вот эта дихотомия — тот или не тот человек — стала определяющим принципом, по которому со мной стали строить отношения друзья.

Инвалидность я оформил, когда меня сократили с работы. Это был сложный шаг, словно поставить на себе крест. Но другого выхода не было, надо на что‑то выживать. Из‑за этого статуса нельзя получить водительские права, при трудоустройстве в бюджетное или государственное учреждение (научно-исследовательский институт, государственная школа и много других учреждений) требуется справка от психиатра. Справка из ПНД и наркодиспансера потребовалась даже при устройстве на работу уборщиком лесопарка в ГБУ «Автомобильные дороги». Когда моя мама продавала квартиру, у нее потребовали справку о том, что она не наблюдается в ПНД, — это подавалось как обязательная процедура, значит, такие сложности могли возникнуть и у меня при решении вопросов с недвижимостью.

Я отношусь к своему заболеванию как к кресту, примириться с ним помогает религия. Люблю цитировать молитву святителя Димитрия Ростовского — ее смысл в том, что человек полностью вручает себя божьей воле, без которой и волос с его головы не упадет. Шизофрения показывает, насколько хрупок человек и его жизнь. Человек [с шизофренией] вынужден принимать лекарства, он более незащищен от «мира, открытого настежь бешенству ветров», чем здоровые люди. Надо спешить делать добрые дела и стоять на страже позитивных ценностей, которые даны нам в жизни. У меня семья, растет дочь, это придает определенный ценностный горизонт моей жизни.

Подробности по теме

Как общаться с близким, у которого психическое расстройство: 9 простых правил

Как общаться с близким, у которого психическое расстройство: 9 простых правил

«Странности начались в результате насилия»

Ирина, 22 года

Москва. Фотография сделана в месте, где случилась первая попытка суицида Ирины

В 14 лет у меня начались первые романтические отношения с мальчиком, которому было 22. Однажды он приехал, схватил меня за руки, повалил на диван и изнасиловал. При попытках сопротивления он бил меня по лицу. Сказал, что если я расскажу об этом, моим близким будет плохо, и я молчала. Следующие два года он держал меня под тотальным контролем, унижал, заставлял готовить еду, убирать квартиру и удовлетворять. В результате насилия появились странности: было очень тревожно, до панических атак. Казалось, что я жирная, некрасивая, лишняя в этом мире.

Появился голос, который орал на меня, обзывался, говорил, что без меня всем будет лучше и что я обуза для мамы. И я решила уйти. Взяла походный нож, сожгла дневник и пошла к гаражам.

Помню, как потеряла сознание и очнулась в больнице. Мама в тот день подписала согласие на психиатрическую госпитализацию, [в больнице] я была четыре месяца. Помню чувство, как будто меня предали.

В больнице было нельзя курить, но можно было заработать на пачку: стоять на раздаче во время приемов пищи или мыть туалет и душевую. Вечером отбирали оставшиеся сигареты и наказывали, поэтому перед отбоем я выходила на улицу и выкуривала всю пачку разом. Потом на комиссии я старательно играла «нормального человека», и меня даже сняли с учета в ПНД.

Работающую схему лечения подобрали только в платной клинике, а в государственной один психиатр писал работу по эффектам азалептина, в связи с чем все его отделение принимало только этот препарат.

Вне обострения мне ничего, кроме слишком быстрых мыслей, не мешает функционировать в мире. В обострении бывает непросто выходить из дома, есть еду, перемещаться на общественном транспорте. Симптомы сначала трудно отделить от своих мыслей и желаний, но со временем пришло осознание того, что это чуждое.

При ангине человек не воспринимает гной на миндалинах как часть себя — это проявление болезни, от него избавляются, используют лекарства. То же самое с ментальными расстройствами.

Многие знакомые, узнав о моем диагнозе не от меня, ограничили наше общение, а затем и вовсе исчезли из моей жизни, но я не жалею об этом. В медиа часто показывают шизофреников, «шизиков» как неуравновешенных психов, которые, стоит только отвернуться, зарубят топором и обмажутся кишками. Поэтому общество сторонится людей с психическими особенностями.

«Почему вас не закрывают? Почему вы ходите по улицам?»

Соня, 20 лет

Москва. Курьер, учится на парикмахера. Фотография сделана в сквере, где любит гулять Соня

Я заболела в 14 лет, у меня сенестопатическая шизофрения — это когда кажется, будто по тебе кто‑то ползает. Всего было четыре госпитализации, в одной из больниц персонал запрещал нам заходить на пороги их кабинетов: боялись, что накинемся. Иногда медсестры ругали нас за то, что [мы] их бесим, говорили, что мы не больны и придуриваемся.

В школе социальная работница рассказала всем про диагноз. Одноклассники стали издеваться, а почти все учителя отказались меня учить.

Я ушла на индивидуальное обучение, занималась только у двух учительниц — английского и математики. Знания так и остались на уровне восьмого класса.

Мать считает, что я могу на нее наброситься, так и говорит: «Не подходи, я тебя боюсь». Отец все отрицает, запрещает принимать лекарства и угрожает перестать спонсировать в случае их приема. У бабушки тоже шизофрения, параноидный тип, но даже она некоторые мои симптомы списывает на воспитание. Только друзья хорошо относятся, не считают похожей на маньяка. Родители некоторых из них сначала считали меня опасной и поменяли свое мнение при знакомстве. Бывшие парни в диагноз не верили, запрещали пить таблетки, хотя многие мои реакции списывали на то, что я истеричка, придуриваюсь или что забыла принять свои лекарства.

Я решила забить на личную жизнь, потому что с таким диагнозом она не светит.

Есть и другие ограничения: я хотела бы водить мотоцикл, работать медсестрой, но это невозможно. А еще по жизни трудно, когда из‑за расстройства мышления тяжело что‑то объяснить людям. Шизофрения — это наказание, из‑за нее мои мечты, скорее всего, никогда не исполнятся.

В нашей психиатрии не хватает нормальных человечных врачей и современных оригинальных лекарств. Сейчас я принимаю дженерик за две тысячи, а вот оригинал стоит семь, и разница в плане эффективности и переносимости огромна.

Когда я работала кассиром в «Пятерочке» и совмещала две работы, от недосыпа стала нервной, забывчивой и невнимательной. Вызвали к управляющей, она сказала, что я похожа на человека из психбольницы, я ответила, что отчасти это так, на что последовало возмущение: «Почему вас не закрывают? Почему вы ходите по улицам?» Вообще, люди с психическими расстройствами порой добрее и душевнее, чем здоровые. 

Подробности по теме

Гениальный биполярник: опасна ли «мода» на психические расстройства

Гениальный биполярник: опасна ли «мода» на психические расстройства

«Отец орал, что мне нужно дать по морде, и голоса пройдут»

Юлия, 32 года

Москва. Программистка. Фотография сделана у Юлии дома

С подросткового возраста был бзик на чистоте: перестирывала вещи, если их кто‑то касался, и мыла руки, если дотронулась до пола. Однажды перед Новым годом я выдраила всю квартиру с хлоркой, включая шкафы. Это стало ежегодным ритуалом. Когда уехала в 21 год в США по Work and Travel, этот симптом исчез в один момент и больше не возвращался, наверное, потому что я оказалась далеко от семьи.

В Америке у меня через несколько лет появились паранойя и голоса. Мне казалось, нужно сделать что‑то неправильное, чтобы понять, как голоса отреагируют, настоящие ли они. И я разбила окна в комнате. Соседи вызвали полицейских, они отвезли в больницу. Палата была на двоих, кормили блюдами кухонь мира, мы там играли в настольные игры, приставку, занимались спортом. Не сравнить с российскими больницами, где грязь, ужасная еда, хамство, вязки и уколы в воспитательных целях, а сигареты выступают в качестве валюты, как в тюрьме. В США мне ставили депрессию с психозом, а в России уже шизофрению.

С родителями я не общаюсь. Они смеются надо мной, отказываются пойти на семейную терапию со словами: «Это же ты тут псих».

Отец по пьяни орал, что мне нужно дать по морде и голоса пройдут, показывал фильмы про бесноватых. Родители запретили рассказывать о диагнозе, но я выложила о нем информацию в соцсетях. На отношение друзей и коллег это никак не повлияло.

Диагноз мне почти не мешает: благодаря нейролептикам из симптомов остались только голоса перед сном, с ними можно жить. Но когда нужен день, чтобы отлежаться из‑за стресса, приходится просить отпуск задним числом. Разве моя болезнь не уважительная причина? Психиатр может дать только направление в стационар, но не обычный больничный. В целом из‑за болезни я потеряла несколько лет своей жизни, и всегда есть риск, что состояние станет нестабильным.

В Америке в психбольницы попадают, еще когда не все плохо, а у нас — когда человек уже потерял работу, стал бездомным или ушел в дефект. Пациентов нужно вовремя социализировать, возвращать к жизни, к работе. Я хожу к психотерапевтке, которая ушла из государственной психиатрии, потому что в ее арсенале были только советские лекарства, и все больные раз за разом возвращались в стационар.

Мне нравится буддизм, у его текстов есть терапевтическая польза — например, у «Тибетской книги мертвых», оказавшей влияние на Карла Густава Юнга, но цели просветления я перед собой не ставлю и отношусь к жизни и религии рационально благодаря пережитому опыту. 

Отрезаем лишнее, оставляя суть: в этом сообщении меньше 280 символов — так же, как и в нашем твиттере

daily.afisha.ru

10 ранних симтомов шизофрении, которые нельзя пропустить

В следующем году шизофренией заболеют ещё полтора миллиона человек по всему миру. Правда, не все из них поймут это сразу.

Чем опасна шизофрения

Коварство заболевания заключается в том, что его жертвы искренне считают, будто здоровы, и отказываются от визита к врачу. Тем временем психическое расстройство прогрессирует и лечить его становится всё сложнее.

Финал так себе: у шизофреника меняется поведение, он теряет друзей и поддержку, зачастую остаётся без работы, забывает, как заниматься элементарным бытовым самообслуживанием. А в итоге становится просто опасен для окружающих и самого себя. «Голоса в голове», которые могут приказать открыть в квартире газ и поднести к плите спичку, или, например, отомстить продавцу, который якобы продал отравленный хлеб, — это о них, о шизофрениках.

Это психическое расстройство невозможно вылечить полностью, но его можно скорректировать так, чтобы оно не снижало качество жизни заболевшего человека. И чем раньше начать, тем выше вероятность успеха. Главное в этом деле — не пропустить самые ранние симптомы, которые свидетельствуют о развитии ментального расстройства.

10 ранних симптомов шизофрении

Присматриваться к себе надо уже в юности.

Вопреки стереотипам, шизофрения — болезнь молодых.

Самое коварное десятилетие жизни — между 20 и 30 годами: именно в таком возрасте у большинства пациентов впервые диагностируют данное психическое расстройство. У людей младше 12 и старше 40 лет заболевание начинается редко.

Ранние признаки шизофрении весьма разнообразны. Но можно выделить несколько общих моментов .

1. Изменение гигиенических привычек

Например, раньше человек обязательно чистил зубы дважды в день, а с некоторых пор вспоминает о щётке лишь время от времени. Если вообще вспоминает. Или следил за свежестью одежды, а теперь регулярно «забывает» менять носки.

Также нехорошим симптомом является заторможенность. Положим, у кого‑то была привычка принимать душ по 5–10 минут, а теперь та же процедура растягивается на 20. На это тоже стоит обратить внимание.

2. Равнодушие к мнению окружающих

Чаще всего способность не зависеть от мнения окружающих людей — черта даже полезная. Но не всегда. Если человеку настолько плевать на тех, кто рядом, что он не стесняется при людях ковырять в носу, или грызть ногти, или неделями щеголять немытой головой, это нехороший признак.

3. Изменение социальных привычек в сторону самоизоляции

Этот симптом распознать проще всего. Человек, который раньше был экстравертом и легко заводил знакомства, вдруг начинает избегать контактов и старается не выходить из дома. А если вышел — прячет взгляд и пытается как можно быстрее вернуться обратно.

Иногда стремление к социальной самоизоляции проявляется в увлечении религией или философскими течениями.

4. Враждебность, подозрительность, агрессивная реакция на критику

Человек «никому не верит». Все вокруг «думают только о себе», а ему «желают зла». Его убеждения категоричны, а любые встречные аргументы принимаются в штыки — вплоть до оскорблений и физической агрессии. Именно так нередко проявляются развивающиеся расстройства психики.

5. Неадекватные эмоции

Например, во время радостных событий человек может выражать равнодушие или даже плакать. Наоборот, в трагические моменты он хихикает или ведёт себя излишне оживлённо.

Другой вариант — эмоции полностью исчезают. Человек становится похож на робота, по которому не поймёшь, рад он или страдает, нравится ему происходящее вокруг или нет. Иногда надвигающаяся шизофрения проявляется и в полной потере эмпатии: заболевающий может спокойно смотреть на сцены мучения животных и людей.

6. Потеря выразительности взгляда и мимики

Этот симптом можно охарактеризовать одним словосочетанием — «скучное лицо».

7. Расстройства сна

В любой форме. Например, человек может страдать от бессонницы или, напротив, начинает спать сутки напролёт.

8. Проблемы с вниманием и концентрацией

Человеку становится сложно сосредоточиться на одной задаче. Его внимание постоянно рассеивается, он легко перескакивает с темы на тему.

9. Появление странных или иррациональных утверждений

К примеру, человек вдруг начинает свято верить в теории заговоров. Или регулярно выдаёт сентенции вроде «шеф сегодня опоздал на работу — это, наверное, потому, что вчера много пил» или «мы завтра не сдадим отчёт, потому что солнце садится в тучу, а это знак».

Спрашивать, на какой логике основаны эти утверждения, без толку (смотрите четвёртый пункт).

10. Неорганизованная речь

Общие признаки неорганизованной речи включают в себя:

  • частое использование неологизмов — выдуманных слов, которые имеют значение только для того, кто их создал;
  • настойчивость, то есть повторение одних и тех же слов и утверждений;
  • любовь к использованию рифмующихся слов, несмотря на их бессмысленность или оскорбительность;
  • неспособность поддерживать разговор на заданную тему без уходов в воспоминания и пространные рассуждения.

Что делать, если заметили симптомы шизофрении у себя или близких

Все перечисленные выше признаки не обязательно говорят о развитии шизофрении. Они могут быть следствием стресса или особым образом сложившихся жизненных обстоятельств. А может, вы просто не так поняли. И, положим, человек стал затворником и перестал мыть голову просто потому, что перешёл на фриланс, где ему почти не надо выходить из дома, а не это вот всё.

Тем не менее за симптомы стоит понаблюдать. Если их становится всё больше, они усугубляются, крайне желательно поговорить об этом хотя бы с терапевтом. Ещё лучше — обратиться к психотерапевту, чтобы он помог установить, чем вызваны перемены в образе жизни и мышления.

Если шизофрения будет отловлена на раннем этапе, её, возможно, удастся скорректировать терапевтически — без применения медикаментозных средств. В более сложных случаях потребуется приём лекарств‑антипсихотиков.

Как не заболеть шизофренией

А вот это — сложный вопрос. Учёные ещё не до конца разобрались в механизмах развития заболевания. Предполагается, что его провоцируют сразу несколько факторов — в частности, генетическая предрасположенность, которая накладывается на некоторые травмирующие события.

Вот что может увеличить риск развития шизофрении:

  • Недоедание или вирусные заболевания, перенесённые матерью во время беременности.
  • Психическое или физическое насилие, пережитое в детстве и подростковом возрасте.
  • Слишком активная иммунная система. Её активность может быть вызвана скрытым внутренним воспалением или аутоиммунными заболеваниями.
  • Приём психотропных веществ в подростковом или юношеском возрасте.

К сожалению, надёжного способа предотвратить шизофрению не существует. Всё, что можно сделать, — стараться избегать потенциально опасных факторов. Действуйте так:

  • Учитесь справляться со стрессом.
  • Регулярно делайте физические упражнения. Спорт позитивно влияет на мозг и психическое здоровье.
  • Откажитесь от алкоголя, никотина, наркотиков.
  • Ешьте здоровую пищу, в которой достаточно витаминов и питательных веществ.

Читайте также 😱😥🤒

lifehacker.ru

Как распознать первые признаки шизофрении и что делать, если вы столкнулись с этой болезнью

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Шизофрения — одно из самых спорных психиатрических заболеваний. Ее симптомы настолько разнообразны, что ученым сложно понять, единая ли это болезнь или просто совокупность различных синдромов. Обычные же люди часто путают раздвоение личности (как, например, у Билли Миллигана) с шизофренией, однако это совершенно разные недуги. Несмотря на то, что риск заболеть шизофренией есть только у 4–6 человек из тысячи, ее симптомы могут появиться внезапно, поэтому знать о возможных признаках этого опасного заболевания следует каждому.

Мы в AdMe.ru уверены, что каждый человек должен быть осведомлен о подобных заболеваниях, чтобы вовремя распознать их и оказать своевременную помощь себе или близким.

В чем причина шизофрении?

До недавнего времени причины шизофрении оставались для ученых полной загадкой, однако развитие нейробиологии позволило приоткрыть завесу тайны. Согласно данным исследований, основным фактором является генетическая предрасположенность, однако большое значение имеют условия, в которых человек находился в ранние годы жизни — к примеру, психическое или физическое насилие в раннем возрасте увеличивает риск развития болезни.

К факторам риска относят низкий социальный статус, бедность, преследование по расовым или иным мотивам, безработица и одиночество. Кроме того, некоторые ученые считают, что вирусные заболевания, перенесенные матерью во время беременности, а также нехватка витаминов тоже могут увеличить риск заболеть шизофренией.

Каковы риски заболеть шизофренией?

Шизофренией страдает 1 % населения мира, то есть примерно 75 млн человек. При этом недуг встречается у 10 % людей, родственникам которых поставлен тот же диагноз.

Этому заболеванию примерно одинаково подвержены и мужчины, и женщины, и чаще всего оно настигает человека в молодом возрасте. Мужчины, как правило, заболевают в возрасте от 20 до 28 лет, а женщины — от 26 до 32 лет. Кроме того, чаще всего недуг обнаруживается у городских жителей, при этом интересно, что шизофрения практически не встречается у людей, живущих, что называется, за пределами цивилизации.

У людей, больных шизофренией, риск умереть в молодом возрасте в 2–2,5 раза выше, чем у здоровых людей, поскольку этому заболеванию часто сопутствуют, в частности, нарушения работы сердечно-сосудистой системы. Известно, что люди с шизофренией часто бывают заядлыми курильщиками, что дополнительно уменьшает продолжительность жизни.

Позитивные симптомы шизофрении

Позитивные симптомы имеют настолько необычные и несвойственные нормальной психике проявления, что заметить их может даже неспециалист.

  • Галлюцинации. Как правило, это слуховые галлюцинации, которые могут проявляться как в виде одного голоса, комментирующего действия больного или отдающего приказы, так и в виде двух или более голосов, ведущих разговор друг с другом (как правило, о «хозяине»). Бывают также зрительные, обонятельные и даже тактильные галлюцинации, когда человек чувствует прикосновения.
  • Бред. Человек, страдающий шизофренией, может верить, что его преследуют какие-то люди или организации, контролирующие его жизнь посредством радиосигналов, а также страдать, к примеру, бредом величия — то есть находиться в полной уверенности, что он или она является знаменитой исторической личностью, причем этой личностью может быть как ушедший из жизни, так и ныне живущий человек.
  • Деперсонализация. Человек с этим симптомом начинает воспринимать себя как бы со стороны и теряет возможность управлять своими эмоциями и телом. Например, человек может не узнавать свой голос или собственное отражение в зеркале.
  • Дереализация. Этот симптом, как правило, идет рука об руку с деперсонализацией. В таком состоянии окружающий мир кажется ненастоящим или отдаленным, человек нередко находится в состоянии дежавю или жамевю (знакомые места и ситуации кажутся увиденными впервые).
  • Дезорганизация речи и мышления. Для этого симптома характерны обрывистая речь, несвязные и быстро меняющиеся образы. Иногда человек внезапно замолкает, будто теряет мысль.

www.adme.ru

9 мифов, из-за которых мы так и не поняли, что же такое шизофрения

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Ни одно заболевание не окутано таким таинственным и мистическим ореолом, как шизофрения. К сожалению, это порождает невообразимое количество диких заблуждений. Ну а мы предлагаем узнать правду: во-первых, это интересно, а во-вторых, домыслы осложняют жизнь самих больных, мешают им социализироваться и заставляют стесняться своей болезни.

Напоследок AdMe.ru приберег самое интересное — о том, как все-таки распознать эту болезнь и стоит ли верить в этом плане интернет-тестам.

Миф № 1. Основной признак шизофрении — расщепление личности

Кадр из фильма «Три лица Евы».

Название болезни переводится как «расщепление разума», и за этим необязательно стоит расщепление именно личности. То есть не все шизофреники слышат голоса или становятся вместилищем для нескольких личностей.

Это расщепление может затрагивать, к примеру, эмоции: человек может ненавидеть что-либо всей душой, а через 5 минут сменить гнев на милость. Или оплакивать погибшую аквариумную рыбку, но оставаться безучастным при смерти близкого человека.

Миф № 2. Шизофрения — редкая болезнь

Кадр из фильма «Сумма всех моих частей».

На самом деле ей болеет примерно 1 % населения, что не так уж и мало. Взять, к примеру, гемофилию, которая у многих на слуху. Ее самая распространенная разновидность, гемофилия А, поражает одного из 5 000 или даже 10 000 мужчин. В случае с шизофренией на каждую 1 000 человек приходится примерно 5 случаев болезни.

Миф № 3. Люди с шизофренией непредсказуемы, что делает их опасными для общества

Кадр из фильма «Бенни и Джун».

Байка, в которую мы верим благодаря голливудским фильмам. Шизофреники не более агрессивны, чем любой из нас, и часто они оказываются жертвами, а не агрессорами.

Некоторые шизофреники отличаются антисоциальным поведением, но оно нормализуется с помощью препаратов.

Миф № 4. Самое страшное при шизофрении — галлюцинации и бред

Кадр из фильма «Король-рыбак».

Да, именно галлюцинации и ложные умозаключения (бред) чаще всего становятся причиной странного поведения человека и обращения к психиатру.

Но галлюцинации в наше время лечатся относительно легко ввиду большого выбора эффективных препаратов — антипсихотиков. Основная проблема для больных заключается в симптомах, которые называют негативными: это снижение любой активности, нежелание общаться, отсутствие эмоций и вегетативные расстройства. Из-за них человеку сложно контактировать с людьми, поддерживать дружбу и работать.

www.adme.ru

Шизофрения: когда начать беспокоиться?

Спустя полгода после своего 17-летия Юля отказалась выходить из своей комнаты: ей стало казаться, что другие читают ее мысли и строят козни против нее. На все расспросы она сквозь зубы отвечала, что все в порядке. Родители думали, что дочь страдает от разрыва с молодым человеком, и надеялись, что именно этим объясняются странности в ее поведении. Лишь когда Юля начала слышать голоса в пустой комнате (она подозревала, что где-то установлен таинственный передатчик, который их посылает), в момент просветления она сама сказала себе, что это ненормально…

«Когда мы думаем о сумасшествии, чаще всего мы представляем человека с шизофреническим расстройством, — рассказывает психолог Филип Зимбардо. — Шизофрения — это расстройство психики, при котором сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются».

Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье

Болезнь может начинаться постепенно, и ее первые признаки легко спутать с кризисом переходного возраста. Тем более что медицинские исследования (МРТ, анализ крови) шизофрению не выявляют. Она может принимать более или менее серьезные формы. Кто-то будет погружаться все глубже в болезнь и проведет большую часть жизни в больнице. У других симптомы ослабеют настолько, что они смогут вести самостоятельную жизнь, работать. Чтобы успешно противостоять болезни, важно как можно лучше ее понять. Мы попросили экспертов ответить на вопросы, которые беспокоят родителей больше всего.

Каковы основные симптомы?

Шизофрения часто впервые проявляется между 15 и 25 годами. Замкнутость, неспособность действовать, трудности в общении, перепады настроения — некоторые симптомы шизофрении действительно напоминают проявления подросткового кризиса. Но нет причин серьезно беспокоиться, пока отсутствуют галлюцинации, бред и нарушения речи.

Галлюцинировать — значит воспринимать (видеть, слышать или ощущать) то, что не существует, но кажется реальным. «Галлюцинация возникает из-за того, что некоторые свои неприятные мысли или чувства человек воспринимает как нечто ему не принадлежащее, отдельное от него, и они принимают форму тревожных видений или голосов», — объясняет клинический психолог Татьяна Воскресенская. Например, человек с тяжелым чувством вины может в галлюцинациях видеть банду мучителей (символизирующих наказание), которые хотят его похитить.

Обычные странности подростка? Но если они продолжаются много месяцев подряд, можно предположить болезнь

Бред — ложные представления, которые сохраняются, несмотря на факты, свидетельствующие об обратном (так, Юля объясняла свои «голоса» существованием «передатчика»). И, как ни парадоксально, это тоже попытка самоисцеления.

«Усилием воображения подросток создает для себя картину мира, более понятную и менее болезненную, чем реальная, — рассказывает психиатр и психотерапевт Сергей Медведев. — Это способ справиться с ситуацией, которая для него непереносима. И хотя этот способ не слишком хорош и лишает его возможности приспособиться к окружению, другого у него в этот момент просто нет».

Психиатр Игорь Макаров в «Лекциях по детской психиатрии» рассказывает о подростке, к которому по ночам приходили «динозавры и бегемоты, с красными рогами, красными зубами. «У них зверские голоса… дикие… И они говорят, чтобы я с кем-нибудь поссорился, с мамой подрался…» Бред помогает больному «связать свою тревогу с каким-то объектом, найти ей объяснение и тем ее хотя бы немного успокоить», — уточняет Татьяна Воскресенская.

И наконец, во время острых состояний наблюдаются нарушения речи. Связность высказываний утрачивается. «Шизофреник общается с воображаемыми персонажами по поводу воображаемой ситуации и не способен внятно рассказать, что с ним происходит», — рассказывает Татьяна Воскресенская. Также больные изобретают новые слова, наделяя их смыслом, который понятен им одним. Однако у больных бывают моменты относительного покоя, когда они легче вступают в диалог.

Откуда берется шизофрения?

Мы вынуждены признать: точных причин болезни никто не знает. Выдвигаются три гипотезы.

Первая — генетическая. «Риск оказаться шизофреником возрастает, если это расстройство есть у кого-то из близких родственников», — утверждает исследователь шизофрении Ирвинг Готтесман. Но дело тут не только в наследственности. Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье — болеющий родственник, общаясь с ребенком, может передавать ему свои страхи и особенности поведения.

Вторая — биологическая. С точки зрения биологии подростковый возраст — период, когда перестраиваются мозговые структуры. Одни нейронные связи возникают, другие исчезают. «Возможно, у некоторых подростков происходят «аварии», которые нарушают способность справляться с напряженными ситуациями и сильными чувствами, — поясняют психиатры Ракель Гур и Годфри Перлсон. — Но они могут просто сопровождать болезнь, а причина ее — в чем-то другом».

Третья гипотеза — психоаналитическая. Cогласно ей, «к болезни склонны те, кто бессознательно воспринимает себя как часть материнского тела, — поясняет психоаналитик Виржини Меггле. — Такой человек неспособен справляться с ситуациями, символически представляющими отделение от родителей: экзамен в школе, развод, сексуальные фантазмы, потеря близкого человека. Они травмируют его и могут спровоцировать начало болезни».

«Я должен помнить, мой сын и его болезнь — это не одно и то же» 

Александр, отец 23-летнего Николая: «Я плохо уживаюсь с болезнью моего сына. То, что он переносит, — невыносимо, и то, чему он подвергает своих родных, тоже невыносимо. Шизофрения искажает отношения: мне необходимо как-то отделять своего ребенка от его болезни. Но он-то этого различия не делает: «Это нормально, что я не прибираюсь у себя в квартире: я болен. Это нормально, что я тебе звоню по восемь раз за рабочий день или что я никогда не отвечаю на оставленные тобой сообщения: я болен». Чтобы выстоять перед этим, надо помнить, что мы хотели этого ребенка, что он не сводится только к своей болезни, что это сын, брат, внук…

Чтобы держаться, я собирал информацию о болезни, лечении. Но в конечном итоге я мало что знаю. Это ситуация, к которой я никогда не привыкну и которую нельзя изменить. У меня есть ребенок. Он живет. Он без конца к нам обращается. Он не знает отдыха и не дает нам передышки. Я попытался поставить между ним, болезнью и собой какой-то барьер, который как-то ограждал бы и семью, и его самого: например, прежде чем отправить ответ на его сообщение, я его долго обдумываю, стараюсь оценить то, что он мне говорит, в зависимости от состояния, в котором он, по моему представлению, находится.

Мы ведь никогда не можем влезть в голову другому, особенно тому, кто страдает психическим заболеванием. Я не на его месте и отказался от попыток встать на его место. Иногда мне кажется, что он понимает меня лучше, чем я его. Это ужасно. У меня ни в чем нет уверенности... Единственное, что мне известно, это что любовь — лучшее лекарство. Я стараюсь сохранить ее и любить своего сына».

Винить ли наркотики?

Почти каждый пятый из 18–24-летних сообщает, что его знакомые употребляют наркотики. Но численность больных шизофренией, по данным Всемирной организации здравоохранения, остается стабильной и одинаковой во всех странах (примерно 1% населения, что соответствует почти полутора миллионам человек в России). Многие из них никогда не употребляли наркотических веществ. Однако наркотики, в том числе курение марихуаны, могут ускорять развитие болезни и влиять на частоту и тяжесть рецидивов, что признает большинство психиатров.

«Даже легкие наркотики снижают барьер между сознанием и бессознательным, и оттуда прорываются пугающие импульсы. В некоторых случаях это провоцирует болезнь», — подчеркивает Татьяна Воскресенская.

Делает ли болезнь человека опасным?

«Опасность больных шизофренией сильно преувеличена, — уверен Сергей Медведев. — Если они попадают в криминальные ситуации, то чаще в качестве жертвы». Шизофреник гораздо опаснее для себя самого, чем для других. Склонность к насилию может появиться у него главным образом под действием болезненных галлюцинаций — например, когда он начинает думать, что перед ним не его отец, а демон. В моменты острого кризиса шизофреник не отдает себе отчета в тяжести своего состояния. Иногда необходима временная госпитализация, чтобы защитить человека от него самого, избежать попыток самоубийства.

К кому обращаться?

«Имеет смысл выбрать опытного специалиста, того, кому вы будете доверять, — рекомендует Сергей Медведев. — Это не обязательно психиатр, можно обратиться к психологу, социальному педагогу или врачу общей практики. И уже специалист поможет принять решение, куда направить пациента на консультацию и лечение».

По Закону о психиатрической помощи родители имеют право привести к психиатру ребенка до 15 лет. «При этом они могут прийти для начала даже без него, — продолжает Сергей Медведев, — их присутствие более значимо, чем присутствие ребенка. Потому что именно им предстоит принимать решение и влиять на ситуацию». После этого для обращения к психиатру необходимо согласие самого пациента. «Но речь всегда идет не о том, чтобы менять человека, а о том, чтобы ему помогать», — подчеркивает Сергей Медведев.

Состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется

Помогает ли лечение?

Методы лечения шизофрении постоянно совершенствуются. Они сочетают медикаменты и психотерапию, которая позволяет подростку понять, почему он не сумел выстроить для себя внутреннее пространство. Она также помогает ему найти опору, — это может быть литературное творчество, рисование, фотография, забота о животных, музыка… «Очень важно увидеть особый дар каждого больного, — подчеркивает Виржини Меггле. — Да, действительно, никто не знает, как вылечить шизофрению, но с ней можно управляться. Постарайтесь понять своего ребенка».

Шизофреники способны научиться осознавать свою болезнь, даже если не могут полностью ее контролировать. А состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется. Сергей Медведев добавляет, что «современные средства реабилитации и психотерапии позволяют достигать такой ремиссии (ослабления симптомов), что, увидев шизофреника в этот период, незнакомый с его историей психиатр не поставил бы ему такой диагноз».

Куда обратиться за помощью?

«Новый путь» — сайт для родственников душевнобольных людей. Здесь можно найти телефоны и адреса организаций, оказывающих психиатрическую и социальную помощь, список полезных книг и телефонов, советы медиков.

Читайте также

www.psychologies.ru

Шизофрения: взгляд изнутри / Habr

Пишу сюда первый раз, и на русском пишу редко, так что если что не так, прошу о понимании.

Тема указанная в заголовке как мне показалось из комментариев к этой статье вызывает определённый интерес, и я решил поделиться своим небольшим опытом в надежде, что он поможет кому-то преодолеть жизненные трудности.

Кто Я


Не буду вдаваться в детали биографии слишком глубоко. Скажу что недавно мне был поставлен диагноз: шизофрения. Это было сделано профессионалом в клинике, но впервые я сам заподозрил данный диагноз. Во-первых в семье был по крайней мере один случай, во-вторых, всё, что я читал в сети, наталкивало именно на эту мысль. Изначально я думал что это сильный невроз, обсессивно-компульсивное расстройство. После того как я понял с чем имею дело, всё встало на свои места. И стало действительно проще.

Что Такое Шизофрения


Буду очень краток. Шизофрения: психическое расстройство или группа расстройств, обусловленное распадом процесса мышления, паранойей, галлюцинациями. Науке ещё неизвестно достоверно, что вызывает данную болезнь. Известно, что некоторую роль играет генетика, а дополнять могут сторонние факторы. Выявлены некоторые участки мозга и химические процессы, которые могут быть причастны к заболеванию. Например, считается в районе базальных ядер происходит распознавание ошибок. В результате некорректной работы этого региона мозга ошибочной может показаться очень безобидная ситуация. Например, можно сказать что-нибудь, после чего выбор слов покажется неправильным. Начинаешь размышлять об этом, что может дать лазейку для других навязчивых или неприятных мыслей. Также с расстройством скорее всего связан нейромедиатор дофамин, являющийся частью системы вознаграждения мозга. Позитивные симптомы шизофрении (те что добавляют чего-то к восприятию, например голоса или галлюцинации) могут быть вызваны избытком этого вещества либо избыточной реакцией на него некоторых регионов мозга. В общем, есть теории, но на данный момент нет научного консенсуса о том, что именно вызывает шизофрению, и поэтому нет универсального метода лечения.

Личный Опыт: С Чего Началось


Скорее всего ранние проявления были ещё в раннем возрасте. Помню небольшие ритуалы, повторения некоторых действий (например перешагивание щелей в асфальтных плитах сначала левой, затем правой ногой). Некоторая навязчивость и ощущение тревоги при невыполнении этих действий. Чрезмерный перфекционизм в некоторых вопросах. С возрастом небольшое усилие воли решало все эти проблемы довольно эффективно. Никогда не придавал этому большого значения, хотя в семье периодически замечали эти небольшие странности.

Реальные проблемы начались внезапно, в возрасте около двадцати-пяти лет. В основном это было именно чрезмерно усиленное чувство ошибки в той или иной ситуации. Спровоцировать могло почти что угодно. Вначале это были в основном слова. Либо услышав неправильное в своём понимании слово, либо оказавшись в какой-то ситуации где сознание сигналило об ошибке, я повторял слова начинающиеся с той же буквы, одновременно стараясь сознательно выкинуть неприятную ситуацию из головы. Становилось легче, хотя логического смысла не было. Появились отрывки голоса в голове (кажется что твой собственный) говорящего какие-нибудь неприятные вещи. Ощущение что это твои собственные мысли, отчего появляется чувство вины. Небольшие ритуалы вроде фокуса со словами давали вспышку некоего радостного чувства, просветления: я предполагаю, что здесь роль играл дофамин, выделяющийся при мнимом исправлении ошибочной ситуации. Но через какое-то время всё повторялось. Депрессия из-за выше перечисленного, раздражительность. В какой-то момент мне стало сложно смотреть на людей вообще, физиологические реакции неприятного характера на голоса или лица мешали сосредоточиться.

Стало сложно подбирать слова, концентрироваться. Появился новый ритуал: было необходимо в голове пройтись наоборот по цепочке неправильных событий, как бы выкидывая их, после чего становилось легче (вспышка радости). Но если что-то мешает или прерывает в этот момент, приходится начать заново, следуя уже удлинённой цепочке событий. Ощущения просветления стали привычными, после них я часто решал для себя что всё, с этого момента я избавлюсь от всех своих проблем, было чувство эмоциональной возвышенности и триумфа. Тем не менее в какой-то момент всё повторялось. Иногда ощущения просветления были чрезвычайно коротки, и стоило случиться малейшей мелочи (уронил отвертку, хрустнула кость) как опять приходило ощущение ошибки. В самых тяжёлых случаях я либо ходил по комнате, либо лежал в кровати часами пытаясь завершить свой ритуал с путешествием по всё растущей цепочке событий. В семье начали замечать проблему, хотя и вряд ли видели всю её глубину. В результате кончилось это вызовом социального работника во время одного из моих хождений, после чего и пришлось изложить суть проблемы: тогда казалось что это невроз.

Сначала была страшная депрессия из-за прерванного ритуала, после этого было некоторое ощущение спокойствия. Съездили в клинику за рецептом снотворного, стараясь объяснить причину необходимости. Ничего дельного не посоветовали и ничего не выписали (дело происходило в США), хотя это и логично так как ситуация непонятная. Визит в госпиталь тоже не дал ощутимых результатов. К тому времени опять стало хуже, появилась чувствительность к звукам и образам. Мешали шумы и проезжающие машины. Если неправильно посмотреть на машину, появлялось чувство того что что-то не так, и необходимость смотреть заново, отрывая взгляд правильным образом, после чего наступало вышеупомянутое просветление. При этом был страх того что машина уедет до того как я успею завершить ритуал. Я бегал за свернувшими за угол машинами чтобы его закончить. В госпитале я к удивлению персонала сидел зажимая уши руками, иногда усилием воли отрываясь от неприятных мыслей чтобы говорить с сотрудниками госпиталя. Было настолько плохо что очень надеялся на помощь психолога прямо там, но оказалось что его у них нет, есть только некоторый аналог социального работника который не смог ничего посоветовать. Мне дали какую-то таблетку (насколько я понял успокоительное), на этом визит закончился.

Положительный момент в том что дали направление к психотерапевту, после чего я оказался у специалиста университета, в котором на тот момент учился на Магистра. Сильно легче не становилось, и визиты давались с трудом. Всё ещё беспокоили звуки, в какой-то момент я стал носить наушники с активным шумоподавлением, что немного помогло. Тем не менее в некоторые визиты я не мог даже смотреть на психотерапевта, говорил с закрытыми глазами и большими перерывами. Сначала мне прописали флуоксетин, обычное средство против депрессии. Вроде было немного легче, но ненадолго. Я пробовал отказаться от ритуалов вообще. При этом в какой-то момент меня трясло: я думал что это реакция на отсутствие привычного уже мозгу дофамина, хотя это только моя теория. Прописали сероквел (5 мг), психотропный аппарат который в больших дозах принимают при шизофрении. Возможно она подозревала что у меня может быть именно это, хотя прямо не говорила. Было очень плохо, так что любая медикаментозная помощь была кстати. Сероквел дал несколько эффектов. На физиологическом уровне, ощущалась сухость во рту, пальцы рук распухли. Всё стало как-бы глуше, звуки удалились. Пропало желание чего-либо делать. Казалось что ничего не хочется. Под вечер эффект от сероквела ослабевал. Неприятное чувство, но те несколько дней когда я его принимал вроде позволили успокоиться. В результате мне стало немного легче, и я решил отказаться от лекарства, так как отсутствие воли начало наоборот мешать бороться с моими состояниями. После этого последовало довольно продолжительное улучшение, и я на время забыл о лекарствах кроме флуоксетина. Через несколько месяцев опять стало хуже: я по 20 с лишним часов ходил по комнате, при этом не ел и не пил, борясь со своими проблемами. Это неприятный голос и неприятные мысли, неприятные образы, необходимость без конца вспоминать о чём только что думал. К сожалению не могу описать всё более подробно, но учитывая индивидуальность каждого случая, думаю в этом нет необходимости.

Диагноз


Диагноз поставил себе сперва сам, начитавшись в интернете о симптомах шизофрении. Очень похожие признаки, голос, дергающиеся мышцы лица, и.т.д. Так как на тот момент не учился в университете, пошёл к частному психотерапевту. Не очень понравился, взаимопонимания не было. Он мне так и не сказал прямо согласен ли он с моим диагнозом или нет. Тем не менее лекарство он мне выписал: это был арипропазол, более-менее новый препарат который ингибирует некоторые дофаминные рецепторы и стимулирует другие, по идее налаживая тем самым баланс в организме. Честно скажу, эффектов не ощутил вообще кроме возможно чрезмерной сонливости, хотя доза с начала была очень мала (1 мг). Со временем доза была увеличена, в конечном итоге то 10 мг, а через какое-то время (несколько недель) в принципе стало лучше. Но до конца не отпускало, в связи с чем было принято решение посетить клинику специализирующуюся на лечении нервных расстройств, и ввиду ряда обстоятельств выбор пал на Швейцарию, так как в США подобных заведений с действительно хорошей репутацией найдено не было.

Швейцария


В Швейцарии психотерапевт внимательно выслушал, задавал множество вопросов, попросил написать короткую историю жизни. Проводили всевозможные тесты, от ЭКГ и МРТ до тестов на внимание. Диагноз не был сюрпризом: шизофрения. Основным фактором был голос, так как в местной медицине считалось что это симптом именно шизофрении а не просто обсессивно-компульсивного расстройства. Подход к лечению был комплексным. Во первых увеличили дозу арипропазола до максимальных 30-ти мг в течение нескольких недель (опять без ощутимого эффекта), во вторых были разного рода терапии, от занятия спортом до рисования. Не скажу что последнее мне чем-то помогло, но из-за природной скромности и отсутствия чрезмерной неприязни к данному занятию я от него не отказался.

В принципе мне очень старались помочь. Но я должен отметить что в основном помощь сводилась к медикаментам и налаживанию режима. То есть ничего сильно нового я не узнал даже от этих профессионалов, к сожалению. Совета как мне на психологическом уровне избавиться от голоса либо от хождения, я не получил. То есть вряд-ли найдётся волшебное средство которое за раз вылечит, и никто другой не сможет залезть в вашу голову чтобы помочь. Надо набраться терпения и понимать, что очень многое зависит именно от вас.

Сейчас


Сейчас намного легче. Принимаю 15 мг арипропазола и 20 мг флуоксетина. Ещё не полностью восстановил способность концентрироваться на работе, но подвижки есть. Занимаюсь электроникой и робототехникой, что требует определённого умственного напряжения, то есть интеллектуальный потенциал остался. Отдельное спасибо семье, отнёсшейся с большим пониманием и давшей мне возможность планомерно решить мою проблему.

Что делать?


В первую очередь, не отчаиваться. Никогда. Главное понять в чём проблема, после чего её решение становится более очевидным. Для меня переломным стал момент, когда я поставил себе диагноз. После этого мне стало намного легче бороться на эмоциональном уровне. Во первых надо понять, что никакой вины нет и подавно. Депрессия и подавленное состояние тоже создаются искусственно, на уровне химических процессов мозга. Старайтесь думать положительно, даже если кажется что нет надежды. Она есть.

Голоса, неприятные мысли и образы лучше всего игнорировать. Обратитесь к логике. Если мысли, слова и образы вам неприятны, это говорит о том что они противоречат вашим моральным ценностям. Это хорошо. Значит не надо ощущать чувства вины.

Если у вас есть ритуал, который вам помогает, старайтесь его оптимизировать так, чтобы он занимал меньше времени и давал вам возможность отдохнуть. После 20-40 часов ходьбы без еды, питья и сна я был совершенно измотан. Наверняка начинаются необратимые химические процессы мозга, что плохо. Было сильное давление в голове, даже голос казалось был измотан и утихал в какой-то момент, менее навязчиво лезли неприятные мысли и образы. Постарайтесь понять в первую очередь, что ничего страшного с вами не произойдёт, и сделайте перерыв если вдруг окажетесь в похожей ситуации. Обязательно пейте воду, можно попробовать выспаться. Делайте в ритуале небольшие изменения. Например я в какой-то момент изменил ритуал: вместо того чтобы каждый раз проходить всю цепочку неправильных событий, я фактически делаю контрольные пункты: останавливаюсь на каком-нибудь событии и даже в случае прерывания начинаю оттуда же. Таким образом я начал тратить на ритуал намного меньше времени. Если чувствуете при изменении ритуала чувство страха и тревоги, постарайтесь просто его игнорировать. Ничего плохого не случится, помните об этом.

Не отказывайтесь от помощи. В такой тяжёлой ситуации любая поддержка играет большую роль. В этом нет абсолютно ничего зазорного, и это не проявление слабости. Надо задействовать все ресурсы на скорейшее поправление здоровья, это главное. И обязательно помните: станет лучше. Может быть не сегодня и не завтра, но если не сдаваться и стараться сохранять бодрость, обязательно наступит светлая полоса. Я вспоминаю о том насколько иногда было плохо, и понимаю как хорошо что я не отчаялся. Если у меня получилось перебороть болезнь, то это под силу и вам.

Сегодня я хожу максимум по часу в день, и мне даже кажется что я нашёл в себе силу воли вовсе отказаться от этого ритуала. Искренне надеюсь, что моя история может помочь кому-нибудь в трудной ситуации. Доброго дня.

habr.com

Шизофрения — Википедия

Эта статья — о психотическом расстройстве (или группе расстройств). О его стёртых формах см. шизотипическое расстройство; о расстройстве личности с личностными и конституциональными особенностями, близкими к шизофрении, см. шизоидное расстройство личности; о нормальной разновидности характера, имеющей черты, схожие с шизофреническими, см. шизотимия.

Шизофрени́я (от др.-греч.  «расщеплять», «раскалывать»[2] + «ум, мышление, мысль»[3]), ранее — деме́нция пре́кокс (от лат. dēmentia praecox — «раннее слабоумие»)[4], или схизофрени́я[5], — эндогенное полиморфное психическое расстройство (или группа психических расстройств)[6], характеризующееся распадом процессов мышления и эмоциональных реакций[7].

Шизофренические расстройства, в целом, отличаются характерными фундаментальными расстройствами мышления и восприятия, а также неадекватным или сниженным аффектом. Наиболее частыми проявлениями болезни являются слуховые псевдогаллюцинации, параноидный или фантастический бред либо дезорганизованность речи и мышления на фоне значительной социальной дисфункции и нарушения работоспособности.

Многообразие симптоматики породило дебаты о том, является ли шизофрения единым заболеванием или представляет собой диагноз, за которым кроется ряд отдельных синдромов. Эта неоднозначность была отражена при выборе названия: Блейлер использовал множественное число, именуя болезнь шизофрениями[6].

Этимология слова, от «расщепления рассудка», вызывает путаницу — в популярной культуре заболевание смешивают с «раздвоением личности» — неточным наименованием диссоциативного расстройства идентичности[8][9]. Первое известное ошибочное употребление термина отмечено в статье поэта Т. С. Элиота, опубликованной в 1933 году[10].

Общий риск заболевания, по данным исследований, составляет 0,4—0,6 % (4—6 случаев на 1000 человек)[11][12]. Мужчины и женщины заболевают примерно одинаково часто, но у женщин имеется тенденция к более позднему началу болезни.

При лечении шизофрении главной является медикаментозная терапия антипсихотиками (такими, как амисульприд, оланзапин, рисперидон, кветиапин)[13] наряду с когнитивно-поведенческой психотерапией, семейной психотерапией, трудотерапией, социальной реабилитацией. Остаётся неясным, какие из антипсихотиков более эффективны, типичные или атипичные, тем не менее последние являются более современными и имеют меньше побочных эффектов[14]. В тяжёлых случаях и среди тех, кому не помогают другие антипсихотики, применяют клозапин, доказавший в исследованиях наибольшую эффективность[15]. В случае, если он не помогает, рекомендуется добавлять к нему другой антипсихотик (например, амисульприд, арипипразол) или антидепрессант (например, миртазапин, флувоксамин, циталопрам)[16][17][18][19].

У больных шизофренией с большой вероятностью диагностируются коморбидные расстройства (сопутствующие болезни), в их числе: депрессии, тревожные расстройства[20], обсессивно-компульсивное расстройство[21]. Сопутствующие соматические заболевания, включая диабет, сердечные и лёгочные заболевания, инфекционные заболевания, остеопороз, гиперлипидемия и гипогонадизм часто недооцениваются и недолечиваются[21]; риск алкоголизма и наркомании составляет около 40 %. Часты социальные проблемы, такие как длительная безработица, бедность и бездомность. Повышенный риск самоубийства и проблемы со здоровьем обусловливают снижение продолжительности жизни, которая у больных на 10—12 лет меньше по сравнению с людьми, не страдающими шизофренией[22].

Шизофрения является одной из основных причин, приводящих к инвалидности. В исследовании, проведённом в 14 странах в 1999 году, было показано, что состояние активного психоза занимает в этом отношении третье место после полного паралича (квадриплегии) и деменции, превосходя по инвалидизирующему воздействию параплегию и слепоту[23].

Однако течение болезни обнаруживает значительное многообразие и не связано с неизбежностью хронического развития или прогрессирующего нарастания дефекта[24][25][26][27][28]:150. Представление (прежде общепринятое), что шизофрения является постоянно прогрессирующим заболеванием[26][29], в настоящее время отвергается специалистами и не подтверждается методами нейровизуализации и исследованиями когнитивных функций[26], клиническими наблюдениями и патоморфологическими данными[29]. В некоторых случаях выздоровление бывает полным или почти полным[25][27]. В числе факторов, обусловливающих более благоприятное течение, — женский пол, преобладание позитивных (в противовес негативным) симптомов[⇨], больший возраст при первом эпизоде, хороший уровень функционирования до болезни[30][31], принятие и поддержка со стороны близких и знакомых и др.

При тяжёлом варианте течения заболевания, если больной представляет риск для себя и окружающих, может потребоваться недобровольная госпитализация. Однако в Западной Европе частота и сроки пребывания в стационаре снизились, а качество работы социальных служб при этом улучшилось[32].

Отсутствие осознания у индивида того, что он болен — анозогнозия, может наблюдаться при шизофрении[33]. Врачам иногда приходится сталкиваться с отрицанием болезни не только самим больным шизофренией, но и его близкими родственниками, что встречается даже среди достаточно образованных людей[34].

Описания шизофреноподобных симптомов встречаются уже в XVII веке до нашей эры, в «Книге Сердец», — части древнего египетского папируса Эберса[35].

Изучение древних греческих и римских источников говорит о том, что, вероятно, в обществах того времени были осведомлены о психотических расстройствах, но не встречается описаний, которые удовлетворили бы сегодняшним критериям шизофрении[36].

В то же время симптомы, напоминающие шизофрению, отмечены в арабских медицинских и психологических текстах, датируемых Средними веками. К примеру, в Медицинском Каноне Авиценна описывает состояние, отчасти напоминающее шизофрению, которое он именует «джунун муфрит» («тяжёлое безумие») и отделяет от других форм безумия — «джунун» — таких как мания, бешенство и маниакально-депрессивный психоз[37].

Хотя общая концепция безумия существовала на протяжении тысячелетий, исторически первое описание шизофрении как самостоятельной нозоологической единицы было выдвинуто Виктором Хрисанфовичем Кандинским под названием «идеофрения», которая была подробно описана в его труде «О псевдогаллюцинациях» (1890)[38]. Затем, в 1893 году шизофрения была выделена в качестве самостоятельного душевного расстройства Эмилем Крепелином. Он впервые провёл грань, разделившую психотические расстройства на то, что он тогда назвал «деменцией прекокс» (с лат. — «ранним слабоумием»), синдром, описанный в 1852 году Бенедиктом Морелем в книге «Клинические исследования» под аналогичным французским названием (démence précoce) и маниакальную депрессию[4][39][40].

Эта дихотомия остаётся важной концепцией и в современной науке[41].

В 1908 году швейцарский психиатр Эйген Блейлер описал шизофрению как самостоятельное заболевание, отличающееся от деменции и ввёл этот термин в психиатрию. Он доказал, что болезнь не обязательно возникает в молодые годы, а может развиться и в зрелом возрасте. Её главная особенность — не слабоумие, а «нарушение единства» психики, её «схизис» (от др.-греч.  — «расщепление»), в том числе нарушение ассоциативного мышления. Старое название было отброшено также по причине того, что шизофрения не обязательно приводит к деградации личности, а деградация в то же время не является слабоумием или деменцией[4]. Блейлер выделял, как диагностические критерии «четыре А»: снижение Аффекта, Аутизм, нарушение Ассоциаций и Амбивалентность. Он считал амбивалентность основным признаком шизофрении[42],

и рассматривал три её типа[43]:

  • Эмоциональную: одновременно позитивное и негативное чувство к человеку, предмету, событию (например, в отношении детей к родителям).
  • Волевую: бесконечные колебания между противоположными решениями, невозможность выбрать между ними, зачастую приводящая к отказу от принятия решения вообще.
  • Интеллектуальную: чередование или одновременное существование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях человека.

Примечательно, что к «шизофрениям» Блейлер относил не только раннее слабоумие, невротические синдромы и старческий маразм, но и «белую горячку» алкоголиков[6].

Вскоре концепция шизофрении была официально признана всеми психиатрами. Оставалось выяснить, по каким признакам нужно ставить диагноз, почему болезнь возникает и как её лечить. Этим учёные занимаются и по сей день.

В первой половине XX века шизофрения считалась наследственным дефектом, и во многих странах больные стали объектом манипуляций поборников евгеники. Сотни тысяч людей, как по собственному согласию, так и без него, были стерилизованы — в первую очередь в нацистской Германии, США и скандинавских странах[44][45]. В числе других лиц с клеймом «ментальной непригодности» многие больные шизофренией пали жертвой нацистской программы умерщвления T4[46].

Диагностические описания шизофрении со временем претерпевали изменения. После проведённого в 1971 году американо-британского диагностического исследования стало ясно, что в США диагноз шизофрения ставится гораздо чаще, чем в Европе[47]. Это отчасти было связано с менее формальными критериями диагностики в США, в которых тогда использовались диагностические критерии DSM-II, в противовес Европе, где применялся классификатор МКБ-9. Это открытие в ряду других факторов привело к пересмотру не только диагностики шизофрении, но и всего справочника DSM, с последующей публикацией очередной версии, DSM-III[48].

В настоящее время выделяют следующие признаки шизофрении:

У человека, больного шизофренией, могут отмечаться дезорганизация мышления и речи, их необычность, псевдогаллюцинации, бред. В силу ряда причин заболевание часто сопровождается социальной изоляцией, ему сопутствуют нарушение социального познания и параноидальная симптоматика, вызванная бредом и псевдогаллюцинациями, а также негативные симптомы: апатия и абулия. В некоторых случаях пациент может сохранять молчание, надолго застывая в странных позах либо, наоборот, впадать в состояние бесцельного возбуждения: это признаки кататонии. Характерны вычурность, манерность жестов и мимики, неестественность пластики.

Ни один из признаков, взятый в отдельности, не является достаточным для диагностики шизофрении, так как все они могут сопутствовать иным патологическим состояниям[49]. Согласно существующей классификации психозов, симптомы шизофреноподобного психоза должны присутствовать как минимум в течение месяца на фоне расстройства функционирования, длящегося не менее полугода; менее длительные эпизоды относят к шизофреноформному расстройству[49].

Как правило, шизофрения начинается в позднем подростковом возрасте или в начальном периоде взрослой жизни, нанося серьёзный ущерб личности человека на важнейшем этапе социального и профессионального развития, вызывая социальную стигматизацию. В последние годы проводится обширная исследовательская работа по ранней диагностике пред-дебютных (продромных) признаков заболевания с целью минимизации его вредного воздействия. Показано, что за 30 месяцев до появления явных симптомов, а в некоторых случаях и ранее, возможно обнаружение продрома[50]. В этом периоде у будущих больных могут проявляться неспецифические признаки — социальная изоляция, раздражительность и дисфория[51]. Согласно DSM-5, у больных шизофренией в пред-дебютном периоде зачастую встречается шизоидное расстройство личности, характеризующееся замкнутостью личности, эмоциональной холодностью, ангедонией и практическим отсутствием близких/дружественных отношений[52]. У 44 % больных шизофренией до начала болезни наблюдается шизоидный тип личности[53][54]. По мере приближения психоза у них возникают транзиторные (кратковременные) или ограниченные психотические симптомы[55].

Одним из наиболее характерных симптомов шизофрении являются частые или длительные (на протяжении многих лет) галлюцинации[56]. Они встречаются примерно в половине случаев этого заболевания[56]. Вместе с тем масштабные эпидемиологические исследования позволяют понять, что распространённость галлюцинаций намного выше, чем процент людей, имеющих диагноз «шизофрения». В последнем случае обычно приводится показатель распространённости за период жизни, равный 1 %. Однако, согласно данным крупного исследования (Epidemiological Catchment Area Project, США), около 11—13 % испытывали за свою жизнь галлюцинации. Другое исследование, проводившееся в Голландии, показало, что «истинно патологические» галлюцинации наблюдались у 1,7 % населения, но ещё 1,7 % испытывали галлюцинации, которые были признаны не имеющими клинического значения, так как не были связаны с дистрессом[57]. Испытывающий галлюцинации больной шизофренией может с виду разговаривать вслух с самим собой (на деле — с «голосами», галлюцинаторными собеседниками).

Позитивные и негативные симптомы[править | править код]

Симптомы шизофрении, как и любого другого психоза, делятся на позитивные (психопродуктивные) и негативные (психодефицитарные)[58].

К продуктивным относят бред и расстройства мышления, галлюцинации — проявления, обычно свидетельствующие о наличии избыточной деятельности психики — наличие «отражения без объекта». В свою очередь, негативные симптомы — утрата или отсутствие нормальных реакций: снижение яркости переживаемых эмоций и эмоциональных реакций — снижение аффекта, скудность речи (алогия), неспособность получать удовольствие — ангедония, потеря мотивации, желания и волевого побуждения — апатия и абулия. Недавние исследования, однако, говорят о том, что, несмотря на отсутствие внешнего проявления аффекта, больные шизофренией часто способны к эмоциональным переживаниям на нормальном или даже повышенном уровне, в особенности при стрессовых или негативных событиях[59]. Часто в группе продуктивных симптомов выделяют третью группу симптомов, так называемый синдром дезорганизации, включающий в себя хаотическую речь, хаотические мышление и поведение. Существуют и другие симптоматические классификации[60].

Выделяют также вторичную негативную симптоматику, которая, в отличие от первичной, обусловлена непосредственно продуктивными расстройствами (например, эмоциональная отстранённость вследствие наличия у пациента параноидного бреда), побочными действиями нейролептиков (например, брадикинезией и седацией) или депрессией. Считается, что атипичные нейролептики способны устранять эти симптомы, но, по-видимому, не устраняют первичную негативную симптоматику, являющуюся ключевым проявлением заболевания[29].

Классификация Шнайдера[править | править код]

Психиатр Курт Шнайдер (1887—1967) перечислил основные формы психотических симптомов, которые, по его мнению, отличают шизофрению от других психотических расстройств. Это так называемые «симптомы первого ранга», или «Шнайдеровские симптомы первого ранга»[61]:

  • бред воздействия со стороны внешних сил;
  • вера в то, что мысли воруются кем-то из головы либо вкладываются в неё;
  • «звучание собственных мыслей»: ощущение того, что содержание мыслей становится доступно другим людям;
  • голоса, комментирующие мысли и поступки человека либо разговаривающие между собой.

Диагностическая надёжность симптомов подвергнута сомнению[62], но они были учтены при подборе критериев, используемых в наше время.

Диагноз ставится на основании анализа жалоб пациента и его поведения. Это включает рассказ самого человека о своих переживаниях с возможным дополнением этой информации родственниками, друзьями или коллегами, с последующей клинической оценкой пациента психиатром, социальным работником, клиническим психологом либо иным специалистом в области психиатрии. При психиатрической оценке обычно проводится анализ психического статуса и составление психиатрического анамнеза. Выработанные стандартные диагностические критерии учитывают наличие определённых признаков и симптомов, их тяжесть и продолжительность[49]. Симптомы психоза свойственны не только шизофрении. Они могут проявляться при ряде состояний, таких как биполярное расстройство[63], большое депрессивное расстройство[29], пограничное состояние[64], шизоаффективное расстройство, передозировка психоактивных веществ, индуцированный приёмом наркотиков короткий психоз (например, стимуляторный психоз, симптоматика которого сходна с шизофренией), шизофреноформное расстройство. В настоящее время не существует лабораторного теста для диагностики шизофрении[49].

Иногда при диагностике проводятся общий медицинский или неврологический осмотры для исключения соматических заболеваний, изредка приводящих к психотическим шизофреноподобным состояниям[49]: нарушений метаболизма, системных инфекций, сифилиса, ВИЧ, эпилепсии и повреждений мозга. Бывает необходимо исключить делирий, выделяющийся наличием визуальных галлюцинаций, острым началом, флуктуациями уровня сознания, и указывающий на скрытое соматическое заболевание.

Для дифференциальной диагностики желательно проводить полное медицинское обследование, включающее физикальный осмотр, клинический анализ крови, биохимическое обследование крови (в том числе исследование функции печени, почек и щитовидной железы), анализ мочи, ЭКГ, тест на беременность, скрининг на наркотические вещества[29].

В классификации форм шизофрении используют две системы: Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (в настоящее время DSM-5), публикуемое Американской Психиатрической Ассоциацией, и Международная классификация болезней Всемирной Организацией Здравоохранения (в настоящее время МКБ-10). МКБ используется в Европейских странах, в России, на Украине, а DSM — в США и некоторых англоязычных странах мира. Критерии МКБ придают больший вес Шнейдерианским симптомам первого ранга, но на практике обе системы сильно совпадают[65]. ВОЗ разработала инструментарий SCAN (англ. Schedules for Clinical Assessment in Neuropsychiatry, Системы Клинического Анализа в Нейропсихиатрии), который можно использовать в диагностике ряда психиатрических состояний, в том числе и шизофрении.

Критерии МКБ-10[править | править код]

Ниже представлены официальные общие критерии параноидной, гебефренической, кататонической и недифференцированной шизофрении (F20.0—F20.3)[66]. Согласно МКБ-10, для постановки диагноза должен наблюдаться хотя бы один из следующих признаков:

(a) «эхо» мыслей (звучание собственных мыслей), вкладывание или отнятие мыслей, открытость мыслей окружающим;
(b) бред овладения, воздействия или пассивности, отчётливо относящийся к телу или конечностям, мыслям, действиям или ощущениям; бредовое восприятие;
(c) галлюцинаторные «голоса», комментирующие или обсуждающие поведение больного; другие типы «голосов», идущих из различных частей тела;
(d) устойчивые бредовые идеи, которые культурно неадекватны, нелепы, невозможны и/или грандиозны по содержанию.

Либо должны наблюдаться по крайней мере два из следующих «меньших» симптомов:

(e) стойкие галлюцинации любого вида, если они имеют место ежедневно на протяжении минимум одного месяца и сопровождаются бредом (который может быть нестойким и полуоформленным) без отчетливого аффективного содержания;
(f) неологизмы, шперрунги (перерывы в мышлении), приводящие к разорванности или несообразности в речи;
(g) кататоническое поведение, например возбуждение, застывание или восковая гибкость, негативизм, мутизм и ступор;
(h) «негативные симптомы» (но не обусловленные при этом депрессией или фармакотерапией), как правило, приводящие к социальному отчуждению и снижению социальных показателей; симптомы, которые могут быть выражены: апатией, речевым обеднением или сглаженностью, неадекватностью эмоциональных реакций;
(i) достоверные и последовательные изменения общего качества поведения, проявляющиеся утратой интересов, бесцельностью, поглощённостью собственными переживаниями, социальным отчуждением.
Диагностические указания

При этом указанные симптомы должны отмечаться не менее месяца. Состояния, отвечающие данным критериям, но продолжающиеся менее месяца, классифицируются как острое шизофреноподобное психотическое расстройство (F23.223.2 с добавочным четвёртым знаком, обозначающим характер расстройства), а если они впоследствии продолжаются свыше месяца, то диагноз изменяется (перекодируется) на соответствующую форму шизофрении[66].

При развитии симптомов шизофрении вместе с выраженными симптомами других расстройств (аффективными: маниакальных или депрессивных эпизодов, эпилептическими, при других болезнях мозга, при алкогольной или наркотической интоксикации или при синдроме отмены) диагноз шизофрении не выставляется, и применяются соответствующие диагностические категории и коды. Диагноз шизофрении ставится, если случай отвечает критериям маниакального эпизода F3030.- или депрессивного эпизода (F3232.-), но вышеперечисленные общие критерии выявляются до развития расстройства настроения[66].

Симптом (i) в приведённом выше списке относится только к диагнозу «простой тип шизофрении» (F20.620.6), и требуется продолжительность наблюдения симптоматики врачом-психиатром не менее одного года[66].

Критерии DSM[править | править код]

Согласно DSM-5, диагноз шизофрении ставится при удовлетворении следующих диагностических критериев[67]:

  • (A) Характерные симптомы (два или более из нижеперечисленных, каждый в наличии на протяжении большей части месячного промежутка, или менее, если лечение прервало симптомы):
  • (B) Социальная/профессиональная дисфункция: в течение существенной части времени с начала расстройства, уровень достижений в сфере работы, отношений между людьми или самообслуживания гораздо ниже, чем до начала расстройства, а если расстройство началось в детстве или подростковом возрасте — неспособность достичь ожидаемого уровня в области отношений между людьми, работы или учёбы.
  • (C) Длительность: симптомы длятся по крайней мере полгода. Из этого полугода по крайней мере в течение одного месяца симптомы удовлетворяют критерию (A) (активная фаза), а в остальное время (остаточная и продромальная фаза), есть негативные симптомы или же по крайней мере два из симптомов критерия (A) сохраняются в стёртой, ослабленной форме (например, странные убеждения или необычный чувственный опыт).
  • (D) Исключаются шизоаффективное расстройство и депрессивное или биполярное расстройство с психотическими признаками. Или фазы депрессивных, маниакальных или смешанных эпизодов нет в течение активной, или их продолжительность мала по сравнению с общей продолжительностью активной и остаточной фазы.
  • (E) Причина не в приёме наркотиков или лекарств и не в какой-то соматической болезни.
  • (F) Если больной страдал расстройством аутистического спектра или коммуникативным расстройством детского возраста, для диагностики шизофрении необходимо, чтобы выраженный бред или галлюцинации продолжались, по крайней мере, месяц (или меньше в случае успешного лечения).

В предыдущей версии DSM-IV, в случае, если бредовые идеи сочтены фантастическими, или галлюцинации представляли собой один голос, комментирующий текущие действия пациента или двое и более беседующих друг с другом голосов (шнайдеровские «слуховые галлюцинации первого ранга»), было достаточно наличия лишь одного этого симптома из всего вышеперечисленного[49]:300. В DSM-5 этот критерий был упразднён[67]:810. Также было добавлено требование, чтобы по крайней мере один из категории симптомов «A» обязательно был бредовыми идеями, галлюцинациями или дезорганизованной речью[67]:810.

Подтипы[править | править код]

Исторически в странах Запада сложилось подразделение шизофрении на простую, кататоническую, гебефреническую (затем — дезорганизованную), и параноидную.

DSM[править | править код]

Ранее Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV и DSM-IV-TR) содержало пять подтипов шизофрении:

  • Параноидный тип: присутствуют бредовые идеи и галлюцинации, но нет расстройств мышления, дезорганизации поведения, и аффективного уплощения (МКБ-9-код 295.3, МКБ-10-код F20.0).
  • Дезорганизованный тип: в МКБ назван «гебефренической шизофренией». Характерно сочетание расстройств мышления и уплощения аффекта (МКБ-9 295.1, МКБ-10 F20.1).
  • Кататонический тип: бросающиеся в глаза психомоторные нарушения. Симптомы могут включать кататонический ступор и восковую гибкость (МКБ-9 295.2, МКБ-10 F20.2).
  • Недифференцированный тип: присутствуют психотические симптомы, но не выполняются критерии параноидного, дезорганизованного или кататонического типа (МКБ-9 295.9, МКБ-10 F20.3).
  • Остаточный тип: есть позитивные симптомы, но они слабо выражены (МКБ-9 295.6, МКБ-10 F20.5).

В пятом издании (DSM-5) Американская психиатрическая ассоциация убрала все подтипы шизофрении из-за их «ограниченной диагностической стабильности, низкой надёжности и плохой валидности»[68][69]. В DSM-IV подтипы шизофрении существовали «вследствие прочных клинических традиций»[70][71]. По мнению авторов DSM, проведённые с того времени исследования не смогли подтвердить «полезность» выделения форм шизофрении. Обзор 24 исследований с 38 «анализами», выполненными на основе изучения 28 когорт пациентов, не позволил подтвердить концепцию наличия классических форм шизофрении[70][72]. Исследователи также не обнаружили различий в реакции на терапию и различий в особенностях течения при сравнении подтипов шизофрении[70]. Вместо разделения на формы в DSM-5 введены «психопатологические дименсии» (англ. psychopathological dimensions), которые, по мнению авторов, должны лучше описывать гетерогенность шизофрении и являются более полезными в клиническом отношении[70].

МКБ[править | править код]

В МКБ, помимо параноидной, гебефренической, кататонической, недифференцированной, остаточной (резидуальной) выделены ещё подтипы:

  • Постшизофреническая депрессия: депрессивный эпизод, возникающий после редукции шизофренической симптоматики, с возможным наличием некоторых симптомов шизофрении в ослабленной форме (МКБ-10 F20.4).
  • Простая шизофрения: развивающиеся исподволь негативные симптомы, постепенно принимающие тяжёлую форму, в отсутствие истории психотических эпизодов (МКБ-9 295.0, МКБ-10 F20.6).
  • Другой тип шизофрении: включаются сенестопатическая шизофрения и шизофреноформное расстройство/психоз (МКБ-10 F20.8)[73]. Однако описания сенестопатической шизофрении в МКБ-10 не дано. В адаптированной для использования в Российской Федерации версии МКБ-10 в рубрику другой тип шизофрении (F20.8) включаются ипохондрическая шизофрения (МКБ-10 F20.8xx1), сенестопатическая шизофрения (МКБ-10 F20.8xx2), детский тип шизофрении (МКБ-9 299.91, МКБ-10 F20.8xx3), атипичные формы шизофрении (МКБ-9 295.81, МКБ-10 F20.8xx4), шизофрения других установленных типов (МКБ-9 295.8, МКБ-10 F20.8xx8). Но все эти диагностические единицы, кроме сенестопатической шизофрении, в представленной Всемирной организацией здравоохранения версии МКБ-10 в 2016 году, отсутствуют[73] и присутствуют только в модифицированной для использования в Российской Федерации версии МКБ-10.

В МКБ-10 считаются подтипами шизотипического расстройства (коды подрубрик присутствуют только в адаптированной для РФ версии):

Также в адаптированной для применения в Российской Федерации версии МКБ-10 есть паранойяльная шизофрения (F22.82), в которую выделяют преимущественно кверулянтный (сутяжнический), эротический бред, бред изобретательства или реформаторства, а также бредовая форма дисморфофобии. Паранойяльная шизофрения с сенситивным бредом отношений имеет код F22.03. Они отнесены к категории бредовые расстройства (F22). Однако в оригинальной версии МКБ-10, представленной ВОЗ в 2016 году, эти понятия отсутствуют[73].

В МКБ-11, начиная с бета-версии, вслед за Американской психиатрической ассоциацией и DSM-5, все подтипы шизофрении были удалены[74].

В МКБ-11 выделены:

  • 6A20.06A20.0 — шизофрения, первый эпизод;
  • 6A20.16A20.1 — шизофрения, несколько эпизодов;
  • 6A20.26A20.2 — шизофрения, непрерывная;
  • 6A20.Y — другая уточнённая шизофрения;
  • 6A20.Z — шизофрения неуточнённая.

А также дополнительные коды для указания преобладающих симптомов (6A256A25): позитивные, негативные, депрессивные, маниакальные, психомоторные, когнитивные.

Шизофрения одинаково часто поражает лиц обоих полов, но у мужчин обычно начинается раньше, с пиком заболеваемости в 20—28 лет против 26—32 лет у женщин[75].

Гораздо реже шизофрения случается в раннем детском возрасте[76], также редки случаи поздней (начало в среднем возрасте) и очень поздней (в пожилом возрасте) шизофрении[77].

Распространённость за период жизни обычно указывается равной 1 %, однако систематический обзор исследований, проведённый в 2002 году, дал результат в 0,55 %[12]. Вопреки популярному мнению о равномерном распространении шизофрении по всему миру, обнаруживается вариация заболеваемости в масштабах земного шара[78], внутри отдельных стран[79], и на более низких уровнях, вплоть до городских районов[80]. Одна из наиболее устойчивых находок — повышенная заболеваемость шизофренией в городских условиях: корреляция сохраняется даже при контроле возможных спутывающих факторов, таких как наркомания, этнические различия и размер социальных групп[81]. По мнению большинства антропологов, шизофрения не распространена среди традиционных обществ и является болезнью цивилизации[82]. Дж. Деверо называл шизофрению «этническим психозом западного мира»[82].

Причины и механизмы развития шизофрении, прежде совершенно неизвестные[83], в последнее время начинают раскрываться[84] благодаря достижениям нейробиологии, но всё же остаются неясными и запутанными. Важными патогенными факторами, по предположительным данным, полученным в исследованиях, являются генетическая предрасположенность, условия жизни в раннем детстве, нейробиологические нарушения, психологические и социальные взаимодействия. В настоящее время активно изучаются нейробиологические механизмы заболевания, однако единой органической причины пока не установлено.

Хотя низкая надёжность диагностики представляет проблемы при вычислении относительного вклада генетических вариаций и воздействий окружающей среды (например, тяжёлая форма биполярного расстройства может пересекаться по симптомам с клинической депрессией), получены свидетельства того, что болезнь может вызываться комбинацией этих двух групп факторов[85]. Эти данные говорят о том, что диагноз в значительной степени обусловлен наследственностью, но начало болезни заметно зависит от факторов окружающей среды и стрессоров[86]. Идея, предполагающая наличие у некоторых людей врождённой предрасположенности («диатеза»), проявляющей себя под воздействием биологических, психологических или средовых стрессоров, получила название «модель стресс-диатез»[87]. Представление о важности биологических, психологических и социальных факторов воплотилось в понятии «биопсихосоциальная модель».

ru.wikipedia.org

Как проявляются первые симптомы и признаки шизофрении. Клиника Равновесие

Шизофрения представляет собой сложное психическое расстройство, которое характеризуется целым комплексом позитивных и негативных симптомов. Это заболевание связано с нарушением работы головного мозга. Оно влечет за собой изменения в эмоционально-волевой и когнитивной сферах, деформацию личностных качеств.

Первые признаки шизофрении

Заболевание может развиться как у мужчин, так и у женщин. Пик начала шизофрении у первых приходится на возрастной период с 20-25 лет, у вторых - с 25-30 лет. Гораздо реже подвержены этому диагнозу люди зрелого и пожилого возраста. Чем позже проявила себя болезнь, тем благоприятнее прогноз ее лечения.

Ранние симптомы и признаки шизофрении могут быть слабо выражены. Именно поэтому они остаются незамеченными как родственниками, так и самим больным. В первую очередь они проявляются в изменении эмоционального состояния человека. У него часто и необоснованно меняется настроение. Он может радоваться успехам детей, а через несколько минут уже гневно кричать на ребенка за неуместную, по его мнению, фразу или высказывание.

К числу первых симптомов шизофрении относят и резкие изменения предпочтений в еде, одежде, цветовой гамме. Так, например, сегодня человеку нравится все красное, завтра уже желтое. Ранее нелюбимые блюда становятся вкусными и аппетитными. Человек перестает адекватно воспринимать критику – он злится и раздражается, считая, что его поступок осудили неоправданно.

Для первых признаков шизофрении характеры также и аффективные состояния. Человек испытывает необыкновенный прилив энергии и физических сил. Эти моменты кратковременны и резко сменяются усталостью, угрюмостью. Часто родственники и сам больной не обращают на такие проявления особого внимания, считая их результатом нервного перенапряжения на работе, эмоционального стресса, переутомления. К тому же, такие признаки легко можно спутать с нервными расстройствами или депрессией, особенно свойственной больным подросткового возраста.

По мере прогрессирования заболевания у человека могут появиться более выраженные признаки шизофрении, такие как бред, галлюцинации, фобии, которые и служат причиной беспокойства родных больного. Чаще всего именно они становятся инициаторами обращения за профессиональной психиатрической помощью. Если вы переживаете за своего близкого и его психическое состояние, звоните в клинику «Равновесие» по телефону+7 (499) 495-45-03. Наш специалист проконсультирует вас, ответит на все актуальные и интересующие вопросы, подскажет, как поступить в той или иной ситуации.  Звоните в любое время. Мы работаем круглосуточно.

Признаки шизофрении

Выраженность симптоматики зависит от стадии развития и формы заболевания. Тем не менее, принято выделять несколько групп общих признаков, свойственных шизофрении – позитивных, негативных и деформацию поведения.

Позитивные признаки шизофрении

К позитивной, относится продуктивная симптоматика в виде навязчивых идей, фобий, бреда и галлюцинаций.

Навязчивые идеи выражаются в зацикливании больного на какой-то одной проблеме. Для женщин, например, свойственно излишне критично относиться к своей внешности. Им не нравится их черты лица, формы и пропорции тела, не устраивает весовая категория. Они считают себя уродливыми, некрасивыми, никому не нужными. От подобных мыслей сильно страдает самооценка.

К навязчивым идеям относится и стремление больного к философствованию. Человек считает себя мыслителем, размышляет на сложные темы – о сущности бытия, о вселенной и роли человека в ней. Все его рассуждения очень сложные, наполненные громоздкими оборотами. Высказанные идеи считает сверхценными, хотя со стороны здоровых людей они кажутся нелогичными и бессмысленными.

Фобией считают и ипохондрию. Больной искренне верит, что страдает от смертельного недуга. Объяснить причины своих жалоб он не может, однако отказ врачей вылечить его воспринимает агрессивно. Человек в таком состоянии постоянно испытывает страх за свою жизнь. Он «накручивает» себя до такой степени, что действительно начинает чувствовать, как внутри него гниют и разрываются органы. Убедить его в ошибочности этих заблуждений невозможно.

Галлюцинации выражаются в искаженном восприятии действительности. Они бывают нескольких видов.

  • Слуховые – наиболее распространенный при шизофрении вид галлюцинаций. Больной может постоянно слышать в голове голоса, которые разговаривают между собой, ведут с ним совместный диалог, задают и тут же отвечают на собственные вопросы. Со стороны поведение человека, страдающего слуховыми галлюцинациями, выглядит очень странно. Больной может говорит сам с собой, обращается в сторону, к невидимому собеседнику, резко останавливается посреди беседы. Наиболее опасными считают галлюцинации, которые носят приказной характер. Они повелевают, командуют, воздействуют на сознание больного, заставляя его совершать различные, порой противоречащие закону и опасные для жизни поступки.
  • Тактильные – они свойственны в основном женщинам. Больные утверждают, что их постоянно кто-то трогает, по их телу регулярно пробегают насекомые – муравьи, жуки или пауки. Они испытывают неприятное давление на внутренние органы, как будто их кто-то сжимает рукой.
  • Обонятельные – им также подвержены в основном пациентки женского пола. Они ощущают запахи, которых на самом деле нет.

Бред, как один из ярких признаков шизофрении, также бывает нескольких видов.

  • Бред величия. Больной видит в себе выдающуюся, талантливую личность. Он может мнить себя великим полководцем, министром, президентом. В то же время, для такого вида бреда характерно ощущение собственной исключительности. Человек считает себя супергероем. Желая доказать наличие сверхспособностей, он совершает неоправданно опасные для жизни поступки.
  • Бред преследования. Человеку повсюду мерещатся заговоры. Он уверен, что за ним следят со всех сторон – из космоса, с экранов телевизоров, из соседних комнат. Статус «врагов» он также присваивает всем, даже членам своей семьи. Больной пытается самостоятельно разобраться со своими преследователями, найти их. Свои агрессивные действия и поступки он считает нормальным явлением, так как искренне убежден – он защищался, а не нападал.
  • Бред отношения. Он выражается в неадекватности восприятия отношения к нему родных и других людей в целом. Человеку постоянно слышатся «смешки» в его сторону, «шушуканья», «косые взгляды».

Возникновение бреда и галлюцинаций свидетельствует о прогрессировании заболевания и наступлении стадии острого психоза. В таком состоянии человек опасен как для себя, так и для окружающих. Он нуждается в постоянном контроле и медицинской, квалифицированной помощи. Если ваш близкий страдает психическим расстройством, бредит или слышит голоса, звоните в нашу клинику.

Если вы не имеете возможности подъехать к нам для консультации с психиатром или ваша ситуация носит экстренный характер, мы оформим услугу выезда врача на дом. Специалист приедет по указанному адресу в любое время – мы работаем круглосуточно. Врач быстро оценит ситуацию, поможет сопроводить пациента в нашу клинику. Устранение продуктивной симптоматики проводят только в условиях стационара. Мы обеспечиваем за пациентом круглосуточный контроль, следим за изменением его состояния, проводим эффективную медикаментозную терапию. Своих подопечных размещаем в комфортных палатах – 2-х или 3-х местных, без возможности подселения и VIP категории. Пребывание в стационаре строго анонимно.

Вызвать врача-психиатра на дом вы можете по телефону +7 (499) 495-45-03.

Негативные

К негативным изменениям относят нарушение эмоциональной сферы, волевой и когнитивной (познавательной), которые имеют необратимый характер.

Нарушения эмоциональной сферы выражаются в резких перепадах настроения. Человеку сложно контролировать свои эмоции, он часто подвержен беспричинным вспышкам агрессии, гнева, злости. Негативные эмоции могут сменятся противоположными – больной выражает привязанность, симпатию, умиление, может растрогаться до слез.

По мере развития заболевания эмоциональные реакции становятся все более скудными. Больной отстраняется от внешнего мира, теряет заинтересованность в жизни, становится апатичным, отрешенным. Крайняя степень выражения изоляции проявляется в развитии аутизма. Человек зацикливается на собственном внутреннем мире, не идет на контакт с родными, утрачивает чувство юмора, негативно реагирует на тактильные прикосновения, монотонно и стереотипно выполняет одни и те же действия.

Нарушение познавательных функций больше всего сказывается на учебной и профессиональной деятельности человека. Из-за невозможности сосредоточиться, сконцентрироваться на поставленной задаче, довести начатое до конца, человек теряет свое место, самопроизвольно оставляет должность, к которой мог целенаправленно идти годами, или бросает учебу.

Нарушение речи проявляются в создании особого языка, понятного только больному. Причем смысл придуманного он не может объяснить. Фразы становятся оборванными, короткими, часто теряются окончания слов или переставляются метами слоги. Человек постоянно скачет с темы на тему, делает это так быстро, что собеседнику уследить за «нитью» разговора практически невозможно.

Изменение в поведении

Шизофрения оказывает значительные изменения и в поведении больного. Они затрагивают в первую очередь его внешний вид. Человек перестает заботиться о личной гигиене, может длительное время не принимать душ, ходить в одних и тех же вещах. У него резко меняется стиль. Он сочетает несовместимые элементы гардероба, порой неуместные к текущему времени года, надевает футболки, платья или брюки с изнаночной стороны.

Помимо неопрятного внешнего вида больной может ощутить склонность к бродяжничеству, стремление к свободе – уйти из дома и жить на улицу. Совершать аморальные, агрессивные, недопустимые поступки в общественном месте становится для него нормой. Человек начинает распевать громко песни, танцевать, даже если ситуация и атмосфера места к этому не располагают.

С постепенным оскуднением эмоциональной сферы человек теряет интерес к своим родным. Этот признак шизофрении особенно опасен, если в доме есть маленькие дети - женщина перестает наводить порядок в доме, готовить, следить за малышами,  кормить и умывать их.

Бытовые ритуалы – еще один симптом болезни. Под влиянием навязчивых идей человек придумывает себе определенную последовательность действий, которую выполняет каждый день. Например, 20 раз протирает стул, перед тем, как на него сесть, 10 раз моет яблоко. Если больной собьется со счета и не правильно выполнит ритуал, у него начинается паническая атака.

Как определить признаки шизофрении?

Чтобы своевременно диагностировать заболевание и оказать помощь больному человеку, нужно знать, как начинается шизофрения, какие признаки должны обеспокоить и обратить на себя внимание.

  • Резкая и беспричинная смена настроения.
  • Нарушение сна.
  • Замкнутость, изоляция, апатия.
  • Преобладание негативных мыслей, зацикливание на теме смерти.
  • Несвязная речь, обрывистые фразы.
  • Излишняя обидчивость.
  • Неадекватное восприятие критики.
  • Изменение вкусов и предпочтений.
  • Бред и галлюцинации.
  • Суицидальные мысли.

Выявление хотя бы нескольких таких признаков должно стать тревожным сигналом для родственников больного. Не тратьте время зря, звоните в центр психического здоровья «Равновесие» по телефону+7 (499) 495-45-03.

Чем раньше будет установлен диагноз, тем больше шансов достигнуть в лечении этапа стойкой и длительной ремиссии. Предоставьте своему близкому возможность на возвращение к нормальной, полноценной жизни в кругу семьи и общества.

nevroz.com

Шизофрения – Дмитрий Солодилов – Блог – Сноб

+T -

Шизофрения Солоинк Логик.

В поисках истины. Динамическая 3d расшифровка.

В этой книге каждый найдёт нечто ценное и полезное для себя. Краткость — сестра таланта. Концентрат мысли. Просто добавь воды. Книги «Разномыслия» позволяют выиграть время. «Разномыслие» — путеводитель растерянных. Истина где-то рядом. Истина делает нас сильнее.

Книга представляет собой ЛЕГО конструктор «ДНК мысли». У вас есть проблема или вопрос, в процессе чтения, складывая детали, вы найдёте ответ и осознаете, что вам делать.

Несколько случайных текстов из книги.

3.1881.

Шизофрения   есть   результат   постоянных   попыток   сознания   сдерживать   гнев   и   психоз.   Если   сознание   в   этом   преуспеет,   разовьётся   шизофрения.

5.4675.

Шизофрения  есть  отказ  от  своего  Я  в  силу  полного  презрения  и  ненависти  к  нему. 

4.1692.

Невроз  в  своей  крайней  форме  -  шизофрения,  порождается  сценарием  «что  бы  я  ни  делал,  всё  плохо».  И  так  плохо,  и  сяк  плохо,  и  по  третьему  плохо,  а  как  хорошо  не  получается.Когда  родители  требуют  от  ребёнка  того,  в  чём  он  бессилен,  ребёнок  сходит  с  ума.

4.2691.

Шизофреник  это  павший  духом,  чтобы  он  не  делал,  всё  бесполезно...  Это  сводит  с  ума.  «Что  бы  я  ни  делал,  всё  впустую»  -  плачет  человек  и  падает  духом...  Упавшего  духом,  сплющивая,  как  консервную  банку  под  давлением,  превращая  в  точку,  полную  галлюцинаций.

4.2845. Цветочки и ягодки.

Нет  ничего  страшнее  для  ребёнка,  чем  гордыня  его  матери.  Гордыня  желает  властвовать.  Гордыня  превращает  любовь  в  жажду  власти.  Мать,  властвуя  над  ребёнком,  подавляет  его  личность  и  превращает  в  шизофреника. 

4.2976. Гордыня.

Невроз  и  шизофрения  развиваются  в  людях  ещё  с  детства,  когда  родители  из  соображений  любви  и  невежества  гордыни  разрушают  у  ребёнка  собственную  личность,  пытаясь  навязать  им  личность  свою.  Родители-у

snob.ru


Смотрите также

Поиск по меткам